Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"Общелитературный раздел

О литературе без привязки к странам и периодам
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Однако Довгань, помня обиду, пакостил, где только мог. В следующий понедельник заявился к нам на самоподготовку. Полюбовавшись моей короткостриженной шевелюрой, зацепился взглядом и приказал:
- Усы всем сбрить!
Юра Меньшиков поднялся:
- У меня уважительная причина.
Довгонь:
- Пишите рапорт – рассмотрю.
Я написал и ребят научил – на имя начальника ракетного цикла. Сам и отнёс ему три листочка. Полковник Незнамов прочёл внимательно.
- Губа пробита? Зубы видать? Шрамы мужчин украшают. Сбрить!
Эта резолюция на петицию Меньшика.
- Отец морской офицер? А он сын казачий? Да хрен он собачий! Сбрить!
Приговорена губная растительность Олега Жежеля. Прочитав мой рапорт, полковник от души посмеялся.
- Да ты, брат, писатель – ловко придумал.
- Никак нет. Усы мне действительно приказом по кораблю разрешили в награду за успешную сдачу проверки.
- Коли так – носи. Главное, до истины не докопаешься. Тебе бы в МГИМО, а ты здесь прозябаешь.
И черкнул наискось – разрешить. Пусть теперь сунется майор Довгань.
Потом был Осенний Бал. Гуляли масштабно в ДК ЗСО (дом культуры станкостроительного завода имени Серго Орджоникидзе). Приглашены все студенты и преподаватели ЧПИ. Народу было - залы полны: в одном играл ВИА и танцевали, в другом состязались барды с гитарами, в третьем что-то типа огонька с крытыми столиками. Буфеты работали.
Гончарова достала своими связями два билета в банкетный зал и один вручила мне со словами:
- Там тебя ждёт судьба.
Девушку звали Таней – была она старостой второго (девичьего) этажа. Скромна, мила, с фигуркой и личиком от Красной Шапочки из мультфильма. Она мне была весьма симпатична, хотя знакомство началось с конфуза. По какой-то студсоветовской необходимости постучался к ней в комнату однажды вечером. За дверью возгласы:
- Сейчас, сейчас! Подождите минутку! Теперь можно.
Думаете, девчонки там одевались (ну, может быть) или прятали что-то неприглядное мужскому взгляду? Да где там! Барышень хлебом не корми, дай вывесить на всеобщее обозрение своё состирнутое бельишко. Оно и висело на дужках кроватей, когда я вошёл. Да мне не впервой - пробежался взглядом по распаренным лицам:
- А где Таня?
В ответ гомерический хохот – трое смеются, одна чуть не плачет, не зная, куда спрятать безбровое, безресничное, блеклогубое лицо. Вот тебе и Красная Шапочка – всю красоту водой в душе смыла. Впрочем, остались ножки точёные.
За столиком нас было четверо – Олег Савичев (о нём попозже), с гидравлики третьекурсница Аля и Таня. Я помнил, судьба меня ждёт, и дал ей волю самой достучаться, а сам принялся насыщаться – есть, пить, болтать и музыку слушать. Но известно, для девушек любые танцульки как лампочка для мошкары. Только зазвучали танцевальные ритмы, Аля цап меня за руку и на круг. И чёрт её знает – может, судьба. Об Але, которую ещё звали Восточной Красавицей, я слышал немало (общага тесна) – девушка проста, без фанаберии, много от парня не ждет, и уговаривать её долго не надо. Савичеву бы такую, а он танцевал с Таней. Выходя в перекурах, хвастал, что любую биксу в два счёта завалит. Мол, случая не было, чтобы после танцев в общаге или институте уходил, не вдувши - короче, нёс жеребятину. Ох, не для Тани он, не для Тани!
Реклама
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Дальше пируем. Аля из рук меня не выпускает и никого не подпускает – за столом и на танцплощадке танго «Я задушу тебя в объятиях» в её исполнении. А что я сделаю – судьба, которой доверился! В конце концов, взял и поцеловал её в мягкие, удивительно горячие губы. Аля ломаться не стала, сама обняла меня и быстро-быстро целовала в лоб, щёки, подбородок. От этого натиска даже малость опешил.
- Пойдём отсюда, а то я больше не могу.
Признаться, и меня вовсю колотило.
- Не то слово - помчались.
Сошли с троллейбуса за две остановки до ЧПИ. Взявшись за руки, побежали в парк по хрустящим тонким ледком лужам. Льдинки стекляшками разлетались из-под ног, сверкая в тусклом неоновом свете. В безлюдной аллее на пустой лавочке снова стали целоваться. И тогда я познал восточную страсть. Аля оказалась девушкой пылкой, нежной и ласковой. Можно сказать, мне повезло. Никогда ещё не чувствовал себя таким желанным, таким любимым. Ну и вообще – здорово было. С другими девчонками не сравнить. Я и после блаженствовал, когда всё закончилось: курил, а Аля не выпускала из своих нежных рук предмет мой индивидуального пользования – то мяла, то целовала.
Это была безумная ночь. Мы перебрались в курилку общаги на чёрную лестницу, где на площадке меж этажами, Аля снова меня раздраконила и без всякого жеманства ртом ублажила. Просто удивительно – снизу и сверху слышны были звуки: кто-то ходил, курил, разговаривал. Общага не спит - ночной зефир струит эфир, шумит, поет Гвадалквивир! Кажется, расслышал и такую фразу:
- Агарков гуляет.
Потом был балкон и её белая прохладная задница, в которую, спустив штаны, долбился чреслами, согревая и согреваясь. О, Господи, где папарацци - вот бы заснять нас обоих в тот миг!
Когда мы расстались, начинался рассвет. Ну и ночь! Какой-то улёт! А может, нормальный оттопыр? Это ведь как посмотреть. Впрочем, Галина накаркала, а я подчинился воле судьбы. Чего же теперь?
Алю жалко – не передать словами. Думал я про неё, думал и пришел к следующему умозаключению. Феноменальная девушка, наверно надеется, а я-то знаю – встречаться не будем, и нет у нас с ней никаких перспектив. Сейчас не ищу ни жены, ни подруги, а делаю карьеру, и в этой игре другие правила и другая мораль. Нравственно всё, что на пользу дела, и безнравственно всё, что делу во вред. Доброта - не всеобщий эквивалент. И это правильно.
Вот так я думал, проснувшись утром после безумной ночи Осеннего Бала, но в глубине души понимал – пройдёт неделя, а то и меньше, мне вновь захочется Алиных выкрутасов, её нежности, и любви. Встречаться можно, зная меру – это главное качество в человеке.
Неделя прошла, Аля сама меня нашла.
- У меня задержка.
- Что это значит?
- Это значит, что ты скоро станешь папой.
Я внимательно смотрел ей в глаза.
- А ты матерью-одиночкой?
- Ты не отвертишься, председатель.
- Председатель может быть, а я да – уеду мичманом туда, где служил.
Помолчали, сверля друг друга глазами. Она всхлипнула противу правил.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

- Аля, не плач, мы будем друзьями - на большее не рассчитывай. Поверь, нам во всех смыслах будет приятней не обременять себя обязательствами.
К этому разговору днями раньше подготовила меня Гончарова – подловила, в комендантскую затащила и даже дверь на ключ закрыла, чтобы никто не помешал.
- Где ты выцепил эту лахудру?
Отпираться бессмысленно – Галина всё всегда про всех знает.
- Судьба, - говорю. – Вы же сами пророчили.
Разговаривать долгие разговоры про Таню и всё такое прочее ни ей, ни мне не хотелось очень. Гончарова рубанула с плеча:
- Ляжу сама, но Восточной Красавице тебя не отдам.
На этот посул сложился ответ, но промолчал, а Галина продолжила:
- Ты может, не знаешь, твоя Алия за одну ночь двенадцать парней одарила триппером. Им ехать на сборы, а они в поликлинику…. Оттуда звонят – вешайте фонарь на своё общежитие.
Я испугался:
- Когда это было?
- В прошлом году.
Слава Богу, не в этом. Испуг мой заметила Гончарова:
- А ты сходи, сходи в поликлинику – лишним не будет. Пред-се-датель….
Мой водевиль с Восточной Красавицей вся общага смаковала на славу. Особенно старался Вася Виноградов – на каждом углу, как мальчишка газетный кричал вместо «Сенсация!», «Ай да председатель!»
Когда повстречались, ладонь протянул, но как-то неуверенно – боялся, что рукопожатия не будет. Однако я, как ни в чём не бывало, крепко стиснул сантехнику пальцы, и убирать руку не спешил. Лицо Васяткино осветилось улыбкой.
- Вот это по-нашему, по-большевистски! Мне ведь Захезин (секретарь партийный факультета) поручение дал – во всём тебе помогать. И я стараюсь.
Ешё Виноград старался и в чём преуспевал – пить нахаляву. Его семейная малометровка № 436 находилась под комнатой № 536, в которой жили четверо парней из нашей группы. Естественно, что все праздники и дни рождения справляли мы там. У Васи собачий нюх на застолья – только сели, он тут как тут. Стучит, заходит.
- Имейте совесть – у меня ребёнок тока уснул.
Его, конечно, под белы руки – за стол. И Виноград, забыв о ребёнке, ел и пил, пока было что. Потом уходил, погрозив пальцем:
- Вы смотрите, чтобы было тихо, чтобы даже вилка со стола….
Пришлось проучить наглеца. Сели однажды – он в дверь стучит. Водку спрятали, а закуску куда? Вася заходит – у нас полумрак.
- Опять шалман.
- Да не, Василий, мы нынче без водки – по-комсомольски….
Виноград присел, осмотрел стол, тумбочки, кровати, плеснул в стакан газировки, уходить не спешил.
Я встрепенулся:
- Не могу без горючки. Мы же, Василий, с тобой пограничники – пьём всё, что горит.
Достал из тумбочки Борьки Газизова дезодорант, который для ног. Рот распахнул, а струю направил на подбородок – кто в полумраке-то разберёт. Ох, и щипучая зараза! Крякнул, выдохнул, занюхал – всё чин-чинарём, как после водки. Васятке протянул – буш? Тот пасть раззявил и от души – дезодорант-то халявный. Сначала выпучились глаза – любо-дорого посмотреть! Потом Васька дёрнулся и упал вместе со стулом, через голову кувыркнулся – сказалась пограничная выучка. Вскочил и задал стрекача, на полуслове сломав трёхэтажную матерную конструкцию. Больше в 536-ую он ни ногой и меня обходил стороной. Большевик хренов.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Круто я с ним? Так уже говорил – хорошо то, что годится на пользу делу, подлость то, что делу во вред. Васька – вредитель, получил по заслугам. Афоничкин тоже был пограничник…. Ну, да ладно об этом. Пойдём дальше.
А дальше было вот что - Иванов влюбился. Вообще-то ему нравилась Таня, первая красавица курса – не раз он об этом сам говорил. А потом стал ухаживать за её подружкой, тоже Таней, и как-то привык. Приходил и рассказывал, будто стихи слагал:
- Дед, вот лежит она у меня на кровати - волосы на подушке волнами, тихий голос, нежные руки – внутри прямо всё схватывает.
- Ты жениться собрался? Вот что я тебе посоветую, брат. Если хочешь добиться чего-то в жизни, сердца не слушай, живи головой. Сердце – оно глупое. У многих, конечно, и голова тоже с придурью, но ты-то умный парень. Заруби себе на носу - пока не получишь образования, не увлекайся любовью. И семьёй не обзаводись.
Серёга в ответ:

Вот получим диплом, ёпапдулап, махнём в деревню
Будем пить там самогон, ёпапдулап, пахая землю
Будем сеять и пахать, ёпапдулап, ломая плуги
И прославим наш колхоз, ёпапдулап, по всей округе….

Петь он умел. Ну и допелся. Пассия однажды ему говорит, что беременна и всё такое – пора, любимый, в загс. Любовь у Сергея сдулась, как камера от гвоздя. И сам он в бега. Обманутая девушка в слёзы, подружка её утешает, а еёный штангист рычит, бицепсами играя:
- Порву скунса!
Не отыскав Иванова, притопал ко мне. На стук в дверь Сазиков выглянул, потом вернулся с побелевшим лицом:
- Там Ганага тебя хочет….
Фамилия у парня такая. И интерес его к моей персоне тоже был ясен. Я нож кухонный со стола цап и руку за спину. Выхожу. Он тычет спортивным пальцем мне в грудь:
- Не найдёшь стервеца, я тебе….
Я ему палец завернул и ножом в горло легонько ткнул – кровь показалась.
- Ты свою тётю в деревне пугай. Ещё раз, тварь, я тебя здесь увижу, яйца отрежу – так и знай.
Мне показалось, он обмочился – рванул по коридору, зажимая то место, которое может быть мокрым в такой ситуации. Ребятам в комнате пояснил – побеждают не бицепсы, а характер.
Потом был вечер, когда целая капелла девиц исполнила для меня плач Андромахи над неродившимся ребёнком. Короче, обесчещенная и брошенная решилась на аборт, только условие – к повивальной старухе должен везти её соблазнитель. Где Серый прячется, не знал и я, потому вызвался:
- Мы с ним друзья – готов разделить ответственность. Когда надо ехать?
Девчонки заахали:
- Под суд захотел? А если с Таней что случится - время затянуто, и никакая больница на операцию не согласится. А частная повитуха, сам знаешь….
Конечно, знаю - я к этим бабкам пороги стёр. Пошёл к Вовке Курочкину, объяснил ситуацию – если с Серым есть связь, обскажи. Скоро Иванов появился в нашей комнате, скрипнул зубами:
- Дед, ради тебя.
Интересная ситуёвина! Но я промолчал. А после полуночи он опять постучал:
- Танюхе плохо – нужна «скорая».
- И?
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

- Убери вахтёра – знаешь, какие сплетни пойдут.
На вахте был академик, парнишка семейный – из тех, что жили в общаге по протекции Гончаровой и ей же на всё и на всех стучали. Я его отправил к благоверной под бок, сам сел дежурить. Вызвали «скорую». Таню под руки привели две подруги, за ними ещё одна несла таз. В него, прикрыв что возможно полами халата, усадили бедолагу, она плачет:
- Ой, кровушкой истекаю.
Таню «скорая» увезла, подруги ушли, мы с Серым остались на вахте.
- Ты, брат, на чёрта похож. Щетиной зарос, локоть разодран, на рубашке кровь. Дрался с кем или сам оперировал?
Серёга курил, молчал и мотал головой. На меня не смотрел – неудобно было. Кажется, я его понимал и сказал:
- Ты знаешь, думаю, что бабы такие же люди, как мы – есть среди них и добрые, честные, и порядочные тоже есть. Тут штука не в том, кто лучше, кто хуже. Вопрос – кто кого: они нас или мы их ведём под венец. Тут дело и чести, и самолюбия.
Не знаю, понял ли он меня.
На исходе осени Галина Константиновна наконец-то пригласила на новоселье – давно обещала да всё тянула – ремонт, мол, ремонт. И вот настал тот день кровавый! Стол накрыла, как подобает – ну, сильна Гончарова! Девчонок пригласила из 204-ой – Наташу, Нину и Альфию. И нас троих – Черникова (это председатель быткомиссии), Поню (это наш комиссар) и меня, чтобы наконец-то женить.
Пока девчонки расставляли тарелки, мы курили и смаковали последнюю новость – Таню, что беременной была от Иванова, за подпольный аборт и отказ от сотрудничества с дознавательными органами выперли из института. Она не только не сдала повитуху, но и о кавалере своём умолчала. Всё-таки влюблённая баба - статья особая.
Пошли за стол. Черников напевал про любовь, у которой как у пташки крылья. Быстренько нагрелись, включили музыку – танцевать захотелось. Решил расставить все точки над i и пригласил Наташу.
- Давай встречаться, - шепчу я ей.
Она всплеснула руками:
- Перепил?!
Надо было найти какие-то слова, идущие к сердцу – убедительные, хорошие, но ничего умнее не придумал:
- Не могу без тебя.
- До какой степени не можешь? – лукаво спросила.
Не ответил, а стал целовать её пальцы. Другой ладонью она погладила мою щеку.
- Бедненький. Как ты измучился! Только поздно уже.
- Ты выходишь за Когана?
- Галина разболтала? Он парень хороший.
- Этого достаточно?
- Успокойся – тебя бы любила, а с ним хорошо.
- Ты продукт эволюции – надо выходить замуж, надо рожать…
- Вот только хамить не надо!
Так, с Наташкой всё стало ясно, пригласил Нину. Танцуем. Спрашиваю:
- Может, объяснишь, почему у нас с тобой ничего не вышло.
Она зажмурилась. Губы шевелились, но звука не было. Молится что ли? С неё станется. Я ждал. Наконец, она открыла глаза – они были печальные, но спокойные.
- Ничего у нас с тобой и не могло выйти – я обязана ждать, раз обещала.
От её тона и слов мне стало грустно.
- А ведь я тебя действительно полюбил. Что же мне делать?
- Ждать. Юрка придёт, и я решу – кто из вас мне дороже.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Вот бляха-муха, и тут облом! Диковинные существа эти хомо сапиенс, или как их там – шерше ля фам? Нет, в натуре – как дальше жить? Бабам легко – за них всё природа решает. Мы мучаемся – любить не любить, а они размышляют – давать не давать. К Але, что ли пойти?
Такие кислые думы одолели к концу застолья. Чтобы как-то отвлечься, стал преследовать взглядом громкокипучую хозяйку новой квартиры. Наконец проняло – натанцевавшись, она села напротив:
- Чего хмурый, Палундра? Ты скажи мне, чего тебе надо, ты ответь, гармонист молодой. Или у тебя сегодня критический день?
Зло подумал, у тебя-то, что за предклимактерические радости, а вслух сказал:
- Знаете, как шейк с аглицкого переводится – в том числе и приглашение к сексу.
- Да ну тебя! – Гончарова зарделась и промокнула шею платочком.
- А у вас получается.
- Палундра, перестань.
- Нет, правда, я бы остался.
- А то я отпущу тебя к твоей Але.
Вот так и спелись – гости ушли, а я заночевал.

7

Сойдясь с Гончаровой, успокоился в женском вопросе, потому что бабником себя не считал. У бабника как? Ему бы трахнуть всё равно кого, как ни попадя, лишь бы количественный показатель увеличить, и поскакал себе дальше, за новыми трофеями. А у нас с Галиной всё было просто – самозабвенная любовь не поощрялась: два раза в неделю я с ней ночевал и не оглядывался на девчонок. Мы даже не предохранялись, занимаясь сексотерапией. Правда иногда, пощипывая растительность на моей груди нежными пальцами, она шептала:
- Вот рожу тебе мальчика….
- Себе родишь, - не поддерживал закидона и в душе философствовал.
Господи, на каком низком уровне развития пребывает пока человечество! Сколь недалеко отдалились мы от первобытной пещеры! Ежели в нашем существовании есть высший смысл, как утверждает иные мыслители, то зачем рождается на свет девяносто девять процентов людей, духовно и нравственно ничем не отличных от скотов? Родиться и жить, чтобы плодиться - неужто лишь в этом весь смысл существования человечества? Как это унизительно и грустно…
Впрочем, к чему лукавить с самим собой? Тут как-то Подкорытов наехал:
- Ты спишь с Галиной?!
Пришлось рассказать – темнить с комиссаром я не привык.
- А как же задумки со студсоветом?
- Ничего не меняется – будем демократизировать общагу. Галина нам не помеха, главный противник – это Черников.
Сергей ни черта не понял:
- Но ведь она подарки берёт!
Тоже мне борец со мздоимством!
А история такая. Вовка Боков завис с «хвостами» и перевёлся на металлургический факультет в Магнитогорский филиал ЧПИ (наши двоечники нарасхват на других факультетах, но об этом потом). На его место в комнату Галина привела первокурсника.
- Хороший мальчик.
Хороший мальчик Юра Гутов нам рассказал, что его папаша, светило киевской геологии, отвалил коменданту хухрыш-мухрыш и попросил парню своему лучшую комнату в общежитии. Вот и завёлся комиссар.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

- Ты пыл комсомольский попридержи. Разве не видишь, какое в общаге творится бесчинство? Нет, брат, тут надо по-взрослому, всерьёз. Галину делаем союзницей, а Чернику зубы вышибем, чтоб кусался не больно. Усёк?
- А может, совсем его того…?
- Зачем? Человек работает и пусть работает - пользу приносит. Да и не дадут нам его расстрелять – семейный, кафедрой рекомендованный. Наша задача – взнуздать, оседлать и направить в нужную сторону ломовую лошадь.
А предыстория такая. Был до меня председателем студсовета Бабченко, а быткомиссией заведовал Ишунькин – это, как Берия при Вожде всех народов. Ну, Володя, со слов Гончаровой, болтун-говорун, мастер «огоньки» проводить – встретить начальство да напоить. Славику оставалась вся чёрновая работа, а он всерьёз метил в кресло предстудсовета. Начальство не поддержало – в роли болтуна-говоруна я ему больше подходил, а Ишунькина, после ухода Бабченко, хотели попридержать на своём месте. Альберт Захезин, главный коммунист на факультете провёл с председателем быткомиссии приватную беседу – у тебя, мол, опыт и авторитет, был бы партийный спору нет, но…. надо за Агарковым присмотреть.
- Не забалует, - пообещал Ишунькин, но поплакавшись Гончаровой о неблагодарности начальства, был принят на должность полотёра и совсем ушёл из студсовета, сохранив за собой семейную комнату. Кресло Берии пустовало недолго. По рекомендации кафедры гидравлики женатому студенту Александру Черникову дали комнату в общежитии и поручили неблагодарную работу – следить за чистотой и порядком студентов. Сильно мне этот новый председатель быткомиссии не нравился - судя по всему, на основе полной взаимности.
У нас с ним было много общего – вместе поступили на факультет по специальности «Двигатели летательных аппаратов»; вместе ушли с первого курса – я на службу в пограничный флот, он на «химию» за воровство; вместе вернулись через три года – я на свою кафедру, он на гидравлику: судимых не принимали на закрытые специальности.
Теперь мы столкнулись с ним к носу нос в борьбе за власть в общежитии. Реальная была у него. Он со старостами этажей и санитарными тройками ходил по комнатам, ставил «двойки», вызывал жильцов на студсовет – наказывал отработкой или выселял совсем. Когда воспитывал, ругался безбожно на тюремном жаргоне. Народ возмущался, а мы с комиссаром сидели статистами с пунцовыми от стыда лицами, и жизнь такая была не в кайф – Сергею за произвол Черникова над студентами, мне за ущемление власти и самолюбия. Рано или поздно мы непременно должны были схлестнуться, как сталкиваются Добро и Зло, которые не поповская выдумка, а действительно существуют, и долг всякого порядочного человека защищать первое от второго. Иногда трудно разобраться, что является добром, а что злом. В подобных случаях допустимо отойти от собственной логики и прислушаться к так называемому «гласу народа».
Однажды Сазиков, подлый шпик, устроил наезд:
- Эй вы, начальство, слушай народ - только мораль я вам читать не буду. Одно спрошу – как вы допустили, что фашистюга этот, гад и подонок заправляет студсоветом? Мы вас выбирали, а не его. Вы там для чего сидите – в носу ковыряться? А где ваша совесть, где интеллект будущих инженеров?
Желваки так и ходили на узкоскулом лице Вована. Мы слушали, опустив головы – сказать было нечего: то была правда, хоть и неуютная для самомнения. Сазиков умолк, отведя взгляд — будто хотел еще что-то сказать, но не знал, стоит ли. Наконец решился:
- Может вас к чёртовой матери переизбрать?
И так это сказано было запальчиво, что у меня по спине пробежали мурашки. Как будто сигнал прозвучал – хватит сомневаться, пора уже действовать. Сразу стало легко, хорошо и… естественно — вот точное слово. Не мы с Понькой надумали – народ требует: так жить дальше нельзя.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

- Да, законченный мерзавец, - согласился Сергей.
А я вспомнил черниковское лицо - худое, с резкими, если не сказать, хищноватыми чертами, нос тонкий и острый, волосы черные, лоснящиеся, прямые, глаза размытые и всегда злые – типичный кощей, что чахнет над златом. Но дух противоречия заговорил:
- Не будем поддаваться стадному помешательству - оно заразительно. Оценим сего субъекта с физиологической точки зрения, как подобает инженеру и руководителю, ибо любое утверждение требует осмысления. Разве можно так говорить, досконально не зная человека? Может, он собак любит или лошадей. Старушке матери помогает, отстёгивая из стипендии – она у гидравликов сорок рублей.
- А я говорю, он подлец, - настаивал Сазиков и пояснил. – У таких никогда душа не болит, только живот или зубы.
- А может, он любит всё человечество, а не конкретного человека, - сказал и приватно кивнул Подкорытову – пойдём, потолкуем.
Сазиков нам в спину:
- Гнусностью мир не спасёшь.
В курилке засели, хотя комиссар не курил. Он вообще был спортсменом – занимался всерьёз лёгкой атлетикой, классно играл в футбол, за что и получил кликуху Понедельник (в честь великого игрока) или попросту Поня.
- Ну, что ты надумал?
- Нам надо отделить быткомиссию от студсовета – пусть заседают себе отдельно, решают вопросы. А в студсовете останется только узкий круг лиц, заинтересованных в результатах разноплановой работы – я, как связь с профсоюзом, ты с комсомолом, председатель быткомиссии, главы культмассовой, спортивной и ответственный за порядок, то есть самооборона. Пятеро равных и смелых рыцарей круглого стола короля Артура. В таком коллективе Черникову не повыпендриваться.
- И в чём проблема?
- Как нам эту мысль узаконить?
- Общим собранием.
- Думаешь, разрешат?
- Как говаривал Малюта Скуратов, попытка не пытка. Я перекинусь с Маркиным, ты с Севрюковым – они поддержат, и красный нам флаг. Действительно, на черта в студсовете старосты этажей? Они у Галины ходят по струнке, Черникову в рот глядят. Пусть контролируют чистоту в комнатах и воспитывают нерадивых, а выселять невоспитуемых имеет право только студсовет.
Идея была важная, заслуживающая обмозгования. А путь от мыслей до дела недолог, особенно когда на повестке дня столь животрепещущий предмет. Молодец, Понька – этак мы действительно отберём власть у Черникова и установим в общаге закон и порядок. Мы крепко пожали друг другу руки. Сергей был уверен в победе, а я таки сомневался.
- Главное, чтобы Черников не догадался и не предпринял ответных шагов.
- А что он может?
- Помчится к декану, заорёт благим матом – общага в опасности! И ему поверят, ибо так сложилось, что за климат в студенческой коммуналке всегда отвечал председатель быткомиссии. Это доверие творит беззаконие, дающее возможность подлецу держать под страхом выселения три четверти факультета. А всё потому, что испокон веков начальству нашему всегда хотелось верить в заговоры, тайные козни и коварство вездесущих врагов. Свобода и демократия их страшат - задавленными людьми удобно рулить.
У председателя студенческого профсоюза факультета Бори Севрюкова, по слухам, неизлечимо болела малышка-дочь - он выглядел измученным.
- Зачем тебе это? Раковая опухоль гноится в общаге? (Он что, ни о чём больше думать не может?) Так в чём дело – удаляй. Какая к лешему демократия, какая свобода?
Я его понял, он меня нет.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Лучше получилось у Пони с Маркиным.
- Ты меня не агитируй, - перебил освобожденный секретарь комиссара, озабоченно сдвинув брови. – Говори, что от меня требуется.
И подписал заготовленную нами бумагу, по которой бюро комсомола факультета рекомендовало студсовету общежития № 2 «… в целях привлечения к общественной работе широкого круга студентов…. дальнейшего совершенствования студенческого самоуправления…. членами студсовета с правом решающего голоса считать его председателя, замполита, председателей комиссий – бытовой, культурно-массовой, спортивной и командира ОКО (комсомольского оперативного отряда). Всё!
Поня зачитал её на ближайшем заседании студсовета. Я плечами пожал – раз надо начальству…. Запротоколировали, что принято единогласно, и я объявил:
- Расширенное заседание окончено, прошу остаться студсоветчикам с правом решающего голоса.
За дверь потянулись старосты этажей, беспортфельные заседатели. Вошёл начальник ОКО Вилор Кошурников, который не был в студсовете, но мы его тут же доизбрали. Черников, как тот истребитель, остался один и влип – лицо его, до этого напряжённо улыбавшееся, совсем перестало улыбаться. Улыбка исчезла не мгновенно, а постепенно, словно сползла. Вернее, лицо само выползло из нее, как змея из старой кожи. А я уже предлагал новому составу к рассмотрению пакет документов.
1. Решение о выселении студентов из общежития принимает студсовет в теперешнем его составе по представлению быткомиссии.
2. Расписание заседаний студсовета и комиссий:
Студсовет – понедельник
Быткомиссия – вторник
Спортивная комиссия – среда
ОКО – четверг
Культурно-массовая – пятница.
Начало в 20-00
Место проведения – Красный Уголок общежития.
3. Член студсовета имеет право участвовать в заседании любой из комиссий
с правом решающего голоса.
Тут я взглянул на оппонента – ну, что, ты понял, дорогой, к чему вся затея? А что же молчишь? Лицо Черникова продемонстрировало еще одну трансмутацию - из растерянного сделалось каменно-глухим, как плита могильная. Сейчас пугать станет, подумал я и в ожиданиях не обманулся. Глаза председателя быткомиссии злобно сверкнули. Он прочистил горло, очевидно не желая, чтобы голос дрогнул.
- Действуешь по принципу – бей своих, чтоб чужие боялись? А с кем останешься?
Нет, ни черта он не понял. Да и какой он мне свой? Я скривился, давая понять, что вопрос не заслуживает ответа. Умный человек тем и отличается от тупого, что лепит не всю правду-матку в глаза, а пропускает её через фильтр в зависимости от обстоятельств.
- Так, ну что, за дело, братва. Следующее заседание в понедельник в восемь. Начнём с отчёта быткомиссии – у тебя, Саня, всё готово? – списочный состав, планы работы и прочая, прочая, прочая. Остальные послушают – вам тоже придётся ответ держать, кто привлечён, что планируется. Чем больше у вас будет народа, тем больше радости у комсомола, поручившего нам привлекать широкие массы.
Против которых, подумал о Черникове, ты будто вша на гребешке.
Так чем же стал так противен председатель быткомиссии народу и мне? Весьма вероятно, что судимость и «химия» уничтожили в нём личность советского человека, и он решил: «Раз меня лишили главного, что есть в человеке, я убью в себе всё человеческое». Он стал мизантропом и в этом черпал для жизни силы. Однако мне думалось, его цинизм и жаргон не более, чем защитная реакция изгоя на окружающую среду – ибо с женой он гулял под ручку, не бил и не орал на неё, как на нерадивых студентов.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение santehlit »

Нет, он не требовал от них мзды за покровительство, не приставал к девчонкам, хранил верность жене. Но он ненавидел людей – это чувствовалось и выражалось не только в его зековской ругани: взгляд его выдавал. Он ненавидел всё и вся – даже начальство, перед которым лебезил. А как он рвался к власти! Боже, как он её любил! Лаврентий Палыч Ишунькин в подмётки ему не годился в безжалостной борьбе за образцовый быт и собственный авторитет. Умный Черников был мужик и сильный. Будь я простачком – проглотил бы и не поперхнулся. Впрочем, обольщаться рано - выигран только бой за плацдарм, вся война ещё впереди. Война с человеком, который считает, что полезно, то и нравственно.
Впрочем, совсем недавно и я так считал, оправдывая в душе свои шашни с барышнями. Наверное, повзрослел с той поры. Зрелость – это формирование внутреннего нравственного чувства, которое подсказывает человеку, что хорошо, а что плохо, и как дальше надо жить. Образ Черникова удачно контрастировал при моих сомнениях в выборе пути. Однако, думая о нём, для объективности настаивал – ищи позитив и у заклятого «друга». Видел трудоголизм, самомнение и агрессивность, которые, как дрожи тесто, пучили его душу. После защиты диплома из этого хорька вымахает на производстве здоровенный зубатый медведь, от которого не поздоровится ни начальству, ни подчинённым, ни самому производству. Если его вовремя не остановить.
Стопроцентный успех – так следует оценить итоги последнего заседания студсовета. К этому выводу мы с Понькой пришли единодушно, вспоминая минувшее. Дальше что?
- Сформулируем цель. Теперь, когда мы добились реальной власти, в чём состоит наша задача? – и сам же ответил. - Дальше нам надо разработать свод прав и обязанностей студента, проживающего в общежитии.
- Так есть же инструкция у Галины! – Понька воскликнул без колебаний.
- Абсолютно согласен – инструкция есть, но что там сказано о правах? Вот – ты не помнишь, и я не читал, и никто не читает – расписался и бегом в подвал за постельным бельём. И как нам этот билль о правах узаконить? Думай, Поня, ты же умный!
- А, где цыгана удача не подводила! – тряхнул умничка замполит пшеничным чубом и потопал к Маркину. Вернулся ни с чем.
Решение, днями спустя, пришло само в виде известного уже Олега Савичева. Сложив ковшичком ладошки, как китаец перед молитвой, он приветствовал по-французски:
- Бонжур, месье председатель!
У Олега своя история. Жили они с мамой в челябинской квартире, в которой, возвращаясь, взрослый сын всё чаще стал находить следы присутствия постороннего мужчины. Понимал, что у каждого должна быть личная жизнь, и рвался в общагу, ночевал нелегально иногда у товарищей. А когда мама привела мужика и сказала: «Пётр Петрович будет жить у нас», сложил в спортивную сумку вещи. Прошёл все инстанции от декана до коменданта, искал поддержки у людей власти и не нашёл. Только Гончарова почему-то сказала:
- Уговоришь Агаркова, место дам.
И вот он передо мной, по-китайски кланяясь, плетёт какую-то байду. Терпение иссякло его слушать:
- Ближе к телу, как говорил Мопассан.
Савичев умолк на мгновение, собираясь с духом, а потом рубанул с плеча.
- Возьмите меня в студсовет. Я буду возглавлять тайную канцелярию.
- Чего? Чего?
- Ну, КГБ. Ну, ЦРУ. Вам ведь нужна информация о происках оппонентов, тайных заговорах и кознях.
- Уважаемый Суньхуйвчай, твоя совсем ума теляль?
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :D :wink: :o :P
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение