Клуб любителей исторической прозыОбщелитературный раздел

О литературе без привязки к странам и периодам
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- Сам попробуй, а мы поправим….
И я начал излагать то ли вслух, то ли мысленно теорию, которую неутомимый мозг толок и толок в ступе сомнений, посыпая догадками, не один год. Ибо так он устроен был, мой ум. К примеру, читаю историю Пелопонесской войны и думаю – а вот бы Элладу обустроить всю по спартанскому принципу и такой-то силищей прогуляться по свету. Всегда и во всем был верен себе: знание прошлого – залог успеха в будущем.
Забыв, где я и почему здесь, размышлял.
Память – основа не только истории, но и всего сущего. Вот атом – мельчайшая частица бренного тела моего. Он, несомненно, переживет меня – он бессмертен. Он похож, как две капли воды, на другой такой же – во мне или колдуне Барысе. Но это на первый взгляд физика. По сути – мой атом в своем нутре несет полную информацию обо мне. Пусть он входит в молекулу, которая в составе других подобных образуют прыщик на правом ухе – он все равно заряжен полной информацией обо мне любимом. И моя личная эволюция там прописана. И мудрость тоже.
А до меня он был составной частью другого существа (вещества?). И все это пишется, пишется,… запоминается. Думаю, нейтрон в ядре атома выполняет функции необъятной памяти. А сам атом – строительный материал эволюции.
Теперь о законах, которые им движут.
Доминантность – внутри ядра идет борьба по вопросу: что будем строить? Память еврея, быка и пырея бьются насмерть, как сперматозоиды. Конечно, утрирую – но где-то так. Когда доминант выбран, все служат ему не на жизнь, а на смерть – все богатства ума и опыт свой (вписанные в память) к достижению цели. Скажем, победил пырей и ставит задачу атому: я – растение, я хочу стать растением, все силы на появление растения, которому нужны семя, почва, солнце и дождь. И если эти условия соблюдены, а атомов с подобной доминантной набилась куча достаточная – семя появится. И тогда включается новый закон…
Запрограммированность – из семени пырея еврей не появится, и быка не будет, будет пырей. Он не будет цвести вечно, хоть и напичкан бессмертными атомами – он последует по пути своих предков. И дело не в климате южноуральском…. а в чем? Правильно, пырей – растение однолетнее. А по большому счету – в запрограммированности. Но этот закон рождает другой…
Цикличность – за рассветом приходит закат, за летом зима, век за веком, похожие один на другой для пырея. Человек рождается, чтобы умереть – горькая правда! Но человек разумен и считает себя повелителем природы и знатоком ее законов. В любом величии есть своя доля желчи – это знал еще Христос, но до человечества не донес. Или не дошло? Люди бьются за власть, за славу и за богатства, забывая, что главное предназначение разума – познание.
В прах рассыплется человек – что запишут о нем нейтроны его бессмертных атомов? какую правду унесут во вселенную?
Впрочем, каждый выбирает свою судьбу, и всегда новый правитель хуже прежнего.
Но к черту уныние, пойдем дальше. Ночь проходит, а мы еще не выяснили, как появляется жизнь. Забудем тяготы и кровь людей, взглянем на вещи вселенским масштабом. Так надо!
Через несколько миллиардов лет солнце наше остынет и станет белым карликом. А потом галактика схлопнется в черную дыру. Скверно, скажите – но это не катастрофа для атомов с нашей памятью. Не забывайте о законе цикличности. Эти явления наблюдаются в космосе с постоянством морских приливов-отливов.
Достигнув критической массы, черная дыра взорвется, и огромное пространство заполнится вихревыми потоками плазмы. Нашим атомам эти трудности нипочем. Как и последующие формирования новых солнечных систем. Вот когда появится планета с ее стихиями да солнечные лучи упадут на нее, тогда и нужны будут бессмертным атомам наши интеллекты в их нейтронах.
Реклама
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Впрочем, атомы, говорят ученые, структуры устойчивые – полны энергией поиска их изотопы. Вероятность того, что все структурные изотопы одного человека соберутся в одном месте и в одно время после вселенского взрыва практически равна нулю. Атомы с человеческой доминантой – тоже вряд ли.
Впрочем, все дело в планете – есть возможность зарождения жизни, она возродится, пройдя всю цепочку эволюции от простейшей клетки до примата. А если там нет никаких условий для человека и вообще жизни, как быть нейтронам, перегруженным нашими интеллектами? Они заставят неустойчивые, но активные изотопы вступать в различные связи и вполне возможно – создадут неорганический разум, которому не нужны ни руки, ни ноги, ни кровь из носа.
У них для этого есть все – мудрость нейтронов и изотопская пронырливость. А дальше все, как везде – Доминантность, Запрограммированность и Цикличность. Ни вечность, ни катаклизмы не страшны нашему разуму – пытливому, проницательному, утонченному.
Если эту теорию нельзя считать прорывом человеческой мысли, то для меня она объясняет все. Когда есть основа, с частностями уже проще – мне бы очень хотелось, чтоб во всех моих атомах доминировал мой интеллект над всеми прочими – евреями и пыреями. К тому и стремлюсь.
Понятны стали теперь эгоцентричные мудрости моих предков.
Нет больше свободы, чем та, которая внутри тебя!
Нет тверже надежды, чем надежда на самого себя!
Нет крепче любви, чем любовь к самому себе!
Нет выше веры, чем вера в самого себя!
Истина то, во что ты веришь!
Щедрый подарок отвалили мне предки.
- Спасибо, мне все стало ясно! Постараюсь не подвести.
Ведь в нейтронах моих атомов прописана вся генеалогия и они, конечно.
Скоро рассвет. Попросить их о чем? Да вроде все ясно. Жизненная необходимость всегда что-нибудь подскажет, а гадать на будущее – удел глупцов. Но беспокойные предки мои достаточно осведомленные и знают по опыту, что добрый совет к месту лучше кошеля с деньгами.
- Мы не прощаемся…, - проворчал камешек, скатившийся к подножью.
Недремное око богини Макошь следило за нашей встречей. Ревность ее понятна – с наступлением дня я обещал Велизарию объяснить, что есть Бог. И стоило ли славянам-прародителям нашим забивать голову легендой о еврейском Боге? Я решил: мои слушатели понесут в массы слово Божье, а имя Божье пусть придумают сами. На своем пути много встретят они народов – диких, необразованных – тогда и придумают имя Богу: главное – слово его свято.
Правду открою лишь Велизарию. И попрошу его, имя озвучить Бога всем слушателям «академии» с тем, чтобы не навредить слову Божьему.
- Я найду слова их убедить, - пообещал Верховный волхв.
- Тогда действуйте не колеблясь! Какого Бога жрецом вас объявить?
….
Стоп! Кажется, опередил события.
- Мы не прощаемся, - донеслось из темноты, и в тот же миг я уснул.
Разбудил меня Велизарий в магическом кругу горы Познания. Со свойственной ему деликатностью не задал вопроса – ну, как?
Конечно же, я общался с предками и получил их согласие на провозглашение Велизария верховным жрецом? патриархом? папой? ....
- Какого Бога жрецом вас объявить?
Верховный волхв отрицательно покачал головой:
- Пока сказать ничего не могу.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

В голосе его звучала спокойная сила и вместе с тем осторожность.
- Так мы же славяне! Ты чувствуешь это? Тогда начнем со старославянских богов.
И познакомил собеседника с сонмом славянских богов.
Верховный волхв выбрал Велеса – бога-оборотня и мудреца, покровителя искусств и чародейства; бога, рожденного коровой. Верховный волхв он же Верховный жрец Бога всех скотоводов….
Но уже на тропинке с горы Велизарию пришла в голову простая и ясная мысль:
- А может, мы обожествим наше вечное Солнце?
Он развил ее словами, ставшими символом ведовства – живем в настоящем, опираясь на прошлое, чтобы творить будущее.
Ко мне снова вернулись сомнения – кто ты, Верховный Волхв Велизарий?
Вряд ли он сам откроет свою тайну, а мне порой кажется непостижимым.
- Назовем меня посланцем Солнца?
- Нет, ты останешься носителем знаний – человеком из будущего.
После минутного колебания я согласился.
Некоторое время мы постояли друг против друга – оба взволнованные, одинаково смущенные создатели нового божества.
- Милый! – голос Власты вывел из оцепенения.
Она спешила к нам со стороны лагеря и, подойдя, прижала губы свои к моим губам – короче, поцеловала. Я справедливо решил, что настала благоприятная минута представить первому слушателю Верховного жреца нового божества – и посмотреть на ее реакцию.
- Власта, я общался с духами моих предков – они дали согласие представить Велизария Верховным жрецом бога Солнце. Тебе первой открывается тайна, что Велизарий допущен к общению с Солнцем. Он будет доносить нам волю его. Отныне жизнь каждого зависит от расположенности к нему божества. Верховный жрец научит всех поклоняться ему. Встань на колени.
Власта встала на колени перед Велизарием, и Верховный жрец Солнца возложил ладонь на ее чело.
- Твоя жизнь принадлежит богу Солнце.
Убеждая Власту, я и сам поверил в истину своих слов. А Велизарий без сомнения зажег в женском сердце пламя веры.
- Моя жизнь отныне принадлежит Солнцу, - повторила Власта. – Я буду делать все, что прикажите. На прекрасных глазах ее блеснула слезинка.
Потом вспомнили о Барысе.
Колдун спал младенцем, подтянув колени к животу и подложив ладошки под щеку. Казалось, он видит сладкие сны.
Власта опустилась перед ним на колени и разбудила, погладив по голове.
- Как себя чувствуешь?
Барыс задумался.
- Сегодня, - наконец сказал он, - лучше, чем вчера: могу ходить, могу говорить, только немного горло болит.
Наверное, опередил его вопрос:
- Бог Солнце избрал Велизария Верховным жрецом. Будешь его помощником?
Едва Барыс прошептал: «Спасибо», Верховный жрец приказал ему стать на колени и совершил обряд посвящения в служители бога.
Час спустя в «аудитории» под пальмами я объявил всем слушателям свой ордонанс касательно солнца, Божества и Велизария. Новость была встречена аплодисментами.
Велизарий объявил, что на плато меж магических гор будет построен храм Солнца. Пошли всей толпой искать для него место. Нашли подходящее в центре плато. Соорудили временный алтарь из камней. Пока возводили, быстроногий и юный волхв сбегал в город, принес большой кусок прозрачного хрусталя, послужившего линзой. Пропустив через него лучи солнца, зажгли костер на алтаре.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- Здесь мы будем молиться Солнцу! – объявил Верховный жрец.
Он обошел вокруг алтаря, кланяясь огню и вскидывая руки и взор в небо – навстречу жарким лучам. На небе ни облачка, как по заказу. Кто-то из волхвов преподнес Велизарию янтарь на шнурке. Повесив его на шею, Верховный жрец возвестил:
- Солнечный камень! Отныне каждый из вас должен носить такой талисман, как символ веры.
Мне тоже поднесли. Я стал солнцепоклонником. Суеверным не был, но все-таки, желая оградить себя от дурного глаза, сделал за спиной двумя пальцами рожки. Глядя на языческий праздник, внезапно понял, что я устал, что я чужой, совсем чужой этому миру.
Весь день у костра плясали, водили хороводы, пели. А когда солнце склонилось к горизонту, поднялись на гору Познания и совершили молебен.
Ай, да Велизарий!

9

Настоящий мужчина любит только двух женщин – свою мать и мать своих детей.
У Власты не было моих детей. Стало быть, на нет и суда нет. А она косится, нервничает. Не имею ни малейшего представления что делать.
- Может, помощь нужна? Располагай! Я лично по-прежнему считаю себя твоим должником.
- Помощь? – Власта горько усмехнулась. – Твое сочувствие бьет через край! А женщине в таких делах помочь может только смерть или слепой случай.
Я призадумался. Опять за рыбу деньги! И ночью о любви им говори, и днем, и за обедом. Впрочем, на этот раз Власта потребовала от меня не слов любви, а что я могу сделать для нее (ради нее?). Слова, которые для умной женщины значат куда больше, чем признание в любви, ибо говорят о том, что человек хочет отдать, а не о том, что он надеется надыбать. И озадачился – вдруг потребует, чтобы я навсегда остался здесь, когда уже начал подумывать о доме.
- Ты стал ужасно хитрым человеком, - сказала Власта и приняла такую позу, чтобы фигура ее стала выглядеть трагичней.
Меня передернуло.
- Почему хитрым? – просто хочу домой. У меня маленький сын, который ждет меня, моих рассказов.
- Ты только с ним счастливым можешь быть? – спросила, заметив, что я погружаюсь в раздумья.
- А что такое счастье?
- Счастье? Счастье – быть полезной своему мужу.
- Нет, - улыбнулся, вспомнив Черного Хвоста. – Это долг, я спрашиваю о счастье.
Наверное, чтобы выиграть время, Власта спросила:
- А ты как представляешь?
- Скажу расхожее: любить и любимым быть.
Она нервно прикусила губу.
- Почему не хочешь выдать свои мысли?
- Хорошо. Я хотел бы полюбить тебя, но не могу здесь остаться, а в моем мире ты не сможешь найти себя, да и нелегко туда пробраться – нам судьба расстаться.
Власта печально покачала головой, и ее тяжелые волосы колыхнулись так, как будто находились под водой. Видно было, как она хочет плакать, но держится.
Долго сидели молча, словно привыкая к сказанному.
- Мы ни в чем не виноваты – ни ты, ни я. Как дерево не виновато в том, что случается гроза. Но каждый дурак знает, куда ударит молния. Ты понимаешь?
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Власта предложила:
- Давай сходим на Гору Любви.
- Зачем? Я убежден – нам ничего не изменить. Для любви условия нужны – на голом месте она чахнет.
- Нам – да, но может быть гора…
И заскулила:
- Ну, для меня. Ради меня, пожалуйста, сделай хоть один мужской поступок….
А то я не был для нее мужчиной! Был – даже неходячим.
Погладил женщину по пышным волосам:
- Чего же нам сейчас недостает?
Власта улыбнулась через силу.
- Хочу хоть в эти дни быть с тобою всюду рядом.
И была, только иногда надолго умолкала, точно переключаясь на какую-то свою внутреннюю волну. Теперь, когда мы жили на плато, которое давило все желания, у нас уже не было причины рядом спать. Однако и мне хотелось напоследок побыть с ней, так что мы всюду появлялись вместе.
Сказала Власта, увидев колдуна:
- Мы с Анатолием поспорили о счастье, но не разобрались – кто прав?
- Счастье, - Барыс озвучил свою мысль, - иметь друга, который не отречется от тебя в трудную минуту.
После реанимации на горе Покаяния он заметно изменился. Вот сейчас поднял голову и улыбнулся мне – широко, как рубаха-парень. Однако что-то с этой улыбочкой было не так. Она словно бы застыла на его лице – чуть дольше, чем было надо. И была она более широкой, чем следует ей быть. И взгляд его был направлен не на меня, а чуть в сторону – словно окосел колдун.
- Как думаешь, Анатолий, каково высшее завоевание справедливости?
- В нашем обществе это считается презумпцией невиновности.
- Что это значит? – он нахмурился.
- То есть человеку не надо доказывать, что он не преступник.
- А в нашем? – выцветшие глаза колдуна сузились.
- Да везде, наверное.
- Даже если он сознался в преступлении? – спросила Власта.
- Человек – такое существо, что готов подчас со всею искренностью взять на себя вину чужую.
Велизарий показался – подошел и, не вникнув в тему обсуждений, стал Власте выговаривать:
- Мужа никогда не надо обижать. Мужчины очень самолюбивы и болезненно переживают, когда ими командуют. Всегда надо быть ровной, ласковой, приветливой, не отказывать в пустяках и стараться поступать так, будто ты выполняешь его последнее желание. Ваша власть в послушании и нежности….
Лекции мои закончились, теперь я проводил консультации для всех желающих. Поток их мог иссякнуть каждый час, ну а я в любой момент мог сказать Арке Небес – мерси боку. Велизарий искал всякую возможность оставить меня на плато или хотя бы задержать – считал, что не все знания выпотрошили из меня. Для такой великой цели годилась даже Власта, на которую он прежде практически не обращал внимания. Теперь разворчался до того, что купчиха была, похоже, ошеломлена – на его слова то терла лоб, то жалко как-то усмехалась, потом даже всплакнула, зашмыгав носом.
Я вмешался:
- Мне что, пора уже – вы провожаете меня?
Власта ринулась ко мне:
- Неправда – оставайся с нами навсегда!
- Это невозможно.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Власта билась и рыдала у меня на шее.
- Мы с тобой ни в чем не виноваты – судьба такая.
Но поглядел на нее и решился – гладя по спине, шептал:
- Пойдем, сегодня же пойдем с тобой на гору – чем черт не шутит: может, ночь прощальную подарит нам она.
И все разом было кончено – объятия, слезы, уговоры.
Власта ласково смотрела на меня.
- Не бойся ничего, - сказала мне она и на мгновение коснулась моей щеки кончиками пальчиков; прикосновения ее было легче перышка. – Я с тобой. Мы будем в безопасности.
И снова стало тихо и пустынно, и только шелестели камни под ногами: мы поднимались на гору Любви – я, Велизарий, Власта и колдун. Мы с Властою – понятно, Велизарий – чтобы озвучить ритуал, для чего колдун поплелся, на ночь глядя?
- Барыс, влюбиться хочешь? – улыбка делала насмешку еще язвительней.
- Пусть идет! – вступился Велизарий.
- Барыс, ты зачем идешь за нами? – с испугом глядя на него, спросила Власта.
- Да пусть идет – любовь ведь это сумасшествие, но добровольное.
Сзади раздался жуткий смех без интонаций – колдун смеялся горлом.
Власта с ужасом оглянулась на него.
- Барыс, ты что?
Но тот уже владел собой. Шагал, качаясь, тяжело ступая – крепко стиснув зубы.
- Я верю, что любви все возрасты покорны, - буркнул только, обгоняя нас.
- Да, да, - вздохнула Власта, увлекая меня следом. – Я тоже верю.
И мне шепотом на ухо:
- Я опять хочу заплакать, но не могу. Очень хочу и очень не могу.
- На спираль! – строго сказал Велизарий. – И не болтать!
Верховный жрец Солнца прочел молитву и ушел, сказав нам:
– Теперь спать!
Откровение должно прийти во сне.
Мы лежали в магическом кругу. Власта вложила свою ладошку в мою ладонь, смотрела в звездную мозаику мокрыми глазами, боялась всхлипывать, и лишь осторожно вытирала слезы. А они текли все и текли, и она никак не могла понять, почему они текут сами собой. Так и уснула.
А мы с колдуном не спали – лежали к центру головами и молчали, думая каждый о своем. Над вершиною горы нависла тишина – тяжелая, как баба вся из чугуна.
- Ты действительно хочешь уйти? – спросил Барыс.
- Так ведь там сын.
- Что, ему плохо без тебя?
- Мне плохо без него.
- Очень любишь?
- Да.
- А я так думаю: дом, дети – это все для женщин. Мужчина должен любить дело, - Барыс расхохотался и спросил. – Правильно я мыслю?
Я промолчал.
- Не хочешь говорить? – осерчал колдун.
- Кроме долга существует право – мое право быть там, где я хочу.
- И я уйду отсюда.
- Куда собрался?
- Пойду по миру, понесу благую весть о божественной сути Солнца. Научу людей молиться.
- Сам-то умеешь?
- Велизарий учит. Ты почему не ходишь на моления?
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- Я – вестник, мне это ни к чему.
- Вознесешься к солнцу? – громко и язвительно прошептал Барыс.
- Ты не забыл, зачем мы здесь? – спросил я, и колдун увял.
Итак, ночь, гора Любви….
Велизарий говорил – в кругу магическом надо уснуть с мыслью о возлюбленной. О ком же мне подумать? Или о чем? Я не забыл, как мне было плохо, очень плохо было от любви. Причина в чем? Жена сбежала. Теперь уж, кажется, душа перегорела – не стоит вспоминать. Но стоит все обмозговать, чтоб впредь ошибок избежать.
Что происходит с нами, когда мы говорим, что любим? Ночи без сна, желание стихи писать, петь под балконом у избранницы…. Романтично это в пятнадцать лет, но в тридцать – нонсенс. Вот как у нас с соседкой Люсей получилось – сначала секс, потом все остальное. Без обид расстались и вряд ли вновь увидимся, а могли бы пожениться, влюбись я. Может так и надо жить – встретились, переспали и расстались, а дальше каждому свое.
Что мы теряем, проживая в одиночестве? Уют семьи, нежность и детей? Сын, положим, у меня есть – сполна я заплатил за него нервами. Если уютом считать порядок с чистотой, то уборки в нашей развалившейся семье были моей обязанностью. Что делала жена? Меня любила, заботилась о сыне, училась в институте…. Но чего-то же не хватило ей, коли ушла к другому. Конечно, можно заклеймить – предательница, чертова иуда! Но стоит ли клеймить или в себе копаться? Не лучше ль в жизни разобраться, расставить всех и вся по местам своим – раз и навсегда!
Любовь – это обман, нежности телячьи; мне они отныне навсегда теперь по барабану. Как здорово герой Джигарханяна пел в комедии – если вы на женщин слишком падки, в прелестях ищите недостатки. В этой фразе мудрость жизни! А если и не падки, то вы уже счастливчик. Я, к сожалению, несчастлив. Но и не бабник – Бог свидетель: если у меня есть женщина, другой не надо. Готов с ней спать, растить детей, вести бюджет – все, что угодно, но только не любить, чтобы на ее «прости-прощай, я ухожу к другому», оптимистично пожелать «попутного ветра, милая».
Что можешь предложить мне ты, гора Любви?
Вокруг сгустилась ночь. Спал Барыс, спала Власта, витая в джунглях своих фантазий. Ну, что ж пора и мне во власть Гипноса. С мыслью «мне не нужна любовь» уснул. Приснился сон…. точнее явь: ведь это было все на самом деле. Я вспоминал.
С Наташей встретился случайно – просто шел куда-то со скучающим лицом, а она навстречу, улыбаясь.
- Ты очень занят? – и вопросительно склонила голову к плечу.
Вопрос хороший! Меня удивило – такая девушка и на тебе…. пристает на улице к прохожим. Некоторое время молча любовался, пытаясь объяснить причину.
- Я? Нет, что ты! Чем может быть занят человек, в кармане у которого повестка?
- Ты в институте учишься, - Наташа откинула назад волосы, упавшие ей на плечо.
- Учился – теперь на службу забирают.
- Экзамены не сдал?
- Не повезло. Я не люблю готовиться – чем больше занимаешься, тем неудачнее сдаешь. Зря нервы тратить не терплю: пришел, увидел (билет), победил (препода). Знаешь, кто так говорил?
- Сплошные тайны у тебя, - заметила Наташа. – Не зря так много о тебе болтают девочки на танцах.
- Что болтают – пусть себе, - ответил я. – А вот интересно, что именно они обо мне болтают? Расскажешь?
Девушка кивнула, потом искоса взглянула на меня, слегка прикусив губу.
- Хочешь, одно место покажу? — сказала глухим от волнения голосом.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Я и оглянуться не успел, как оказались мы на кладбище. Остановились у обихоженной могилы. Куст шиповника над ней развесил унизанные красными ягодами плети.
- Здесь похоронен мой отец.
Села на лавочке в ограде. Я постоял и отошел к шиповнику, обрывать ягоды. Острый шип вонзился в подушечку большого пальца. Я и не вздрогнул, и не выругался, только нахмурился, глядя на ранку – где стремительно росла капелька крови, круглая и яркая, как ягодка шиповника. Сунул палец в рот.
- Не рви, не надо, пусть висят – ведь это так красиво! Их потом птицы все склюют. – Она смутилась почему-то, потом добавила поспешно. – Говорят, что это души умерших.
- Склюют, - согласился я.
Посмотрел на сорванные ягоды в ладони, поднес к лицу, понюхал и высыпал на столик.
- Сядь. Рядом сядь – что ты там бродишь за спиной.
Я сел с ней рядом, слова не сказав – надолго замолчали. Изредка поглядывал на большое родимое пятно на ее бедре точеном, хотел пересесть поближе, но так и не решился. В юности каждый год разности в возрасте считается как пропасть. Я уже не окончил первый курс института, поступил снова и получил повестку на расчет. Наташа сдала экзамены за восьмой класс, пошла в девятый. Сколько ей – шестнадцать? Но смотрелась вполне сформировавшейся девицей и очень даже ничего.
Да что там! Натали была красавицей! Из тех девушек, которых обычно видишь на картинах. Однако не утонченной искусственной красотой, которую можно встретить на портретах знатных дам. Красота Наташи была природной и естественной – большие синие глаза и губы пухлые, которые задорно улыбались, изящная фигурка. В кругу сверстниц своих она смотрелась, как лань среди ягнят. Смотреть, как она идет сквозь толпу, было все равно, что наблюдать за порывом ветра, бегущим по глади пруда. Только ее сопровождала не рябь на воде, а головы мужчин, оборачивающихся ей вслед. И я, грешный, не раз провожал ее глазами, но мы нигде и никогда до сего дня так близко с ней не пересекались.
- Ева, – сказала тихо вдруг Наташа. – Ты можешь полюбить меня?
Мой зять был популярным королем Увелки, а Ева – его бойцовый псевдоним. Порой знакомые на улице меня так тоже окликали.
Так и спросила – можешь полюбить меня? Не – я нравлюсь тебе? как было принято в подобных ситуациях, а – ты можешь полюбить меня? как взрослая.
Глубоко вздохнул, шевельнул губами и кивнул, глядя строго перед собой – теперь я и смотреть боялся в ее сторону.
- А можешь ты любить меня всю жизнь?
Хотел ответить, что смогу, но опять не смог и опять кивнул. А потом добавил:
- Очень.
Голос почему-то хриплым стал, да и губы что-то плохо мне повиновались.
Наташа нервно оглянулась по сторонам и подалась ближе ко мне. Ее плечо коснулось моего, вьющиеся волосы щекотнули ухо. Она шепнула:
- Спасибо. Поцелуй меня.
Я тоже к ней подвинулся поближе, склонился, прильнул губами к ее щеке и замер.
- И обними. Пожалуйста, обними меня покрепче.
Но я был девственник тогда – ни обниматься, ни целоваться толком не умел. Юность – это всегда борьба желаний со страхом, и страх пока был непреодолим для нас с Наташей.
Я обнял ее за плечи одной рукой, осторожненько и неумело поцеловал шейку, маленькое ухо, прядь волос. Она не тянулась ко мне губами – задумчиво смотрела на фото с обелиска. Затем произнесла:
- Я здесь тебе клянусь перед лицом отца, что люблю тебя. Ты в армию уходишь? Я буду ждать тебя. Ты слышишь, папа? Я клянусь!
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Пытался, но не мог, поймать Наташин взгляд.
Побрели назад, прощались в темноте возле ее дома.
- Завтра вернусь в Челябинск, собирать характеристики, то да се, с друзьями попрощаться – через месяц в армию. На проводы приеду.
- Я буду тебя ждать, - кивнула мне Наташа.
Мы держали друг друга за руки и не решались целоваться.
- Может быть, я не приду на проводы, - помолчав, произнесла она. – Но ты не переживай: я все равно люблю тебя.
- А на вокзал придешь?
Мне уже не хотелось шумных проводин в кругу друзей, слезы мамы на перроне…. Лучше с Наташей, вот как сейчас – рука в руке, глаза в глаза….
Девушка пожала плечами, и ее длинные локоны, которые она только что откинула назад, воспользовавшись случаем, снова рассыпались, лицо обрамляя.
- Конечно, да.
Она ушла домой, не оглянувшись. А мне вдруг очень захотелось, чтобы Наташа вышла снова, и долго-долго ждал ее под окнами.

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди…
(С. Есенин)

Наташа на вокзале не была.
Отслужив три года в погранфлоте, вернулся и узнал – Наташа вышла замуж через год после своей клятвы мне. Выпускалась из вечерней школы ввиду беременности.
Такая штука….
Но я не удивился. Вопрос остался – зачем вдруг подошла, на кладбище водила, клялась любить и ждать? Шизофрения? Или отсюда один шаг до анекдотов?
Разобраться не пришлось – нет, мне такое не понять. Хотя другие говорят - это все не так уж сложно, когда вникнешь в баб и понимаешь баб. У них вся жизнь похожа на игру в любовь. А мы страдай!
И до, и после встречал и расставался, влюблялся и страдал, но знал всегда, что жизнь для жизни уготована, а не для страданий. Теперь то что – устал? бегу от острых ощущений? решил расходовать себя по норме, чтобы хватило на всю жизнь?
Пусть будет так - к черту любовь! Жизнь коротка, чтоб тратиться по пустякам.
Но раз я здесь, то подскажи, гора Любви - как себя с женщинами вести?
Молчишь? Давай договоримся – без женщины жить можно, без секса сложно – что подсунешь, тем и буду пользоваться. Горбатую, хромую, сварливую, умом убогую – любой жребий буду считать счастливым, и строить счастье с тем, кого присудишь. Что попрошу взамен? Буквально чепуху – не дай несчастья мне хоть раз еще влюбиться.
Ну – по рукам? Не веришь? Вот те крест! (Я, кажется, во сне перекрестился). И не скажу потом: мы просто поболтали как друзья – слово сдержу.
Ночь выдалась прохладная. Над горизонтом висел узкий месяц – он давал достаточно теней, чтобы видеть спутников моих на вершине горы Любви.
Густые и тяжелые волосы Власты ореолом вокруг головы – вылитая Горгона, но до чего прекрасная медуза! Помню, как Барыс сказал – живи мы в лучшую эпоху, в честь такой женщины, как ты, люди возвели бы храм Любви. Однако он был прав, как минимум наполовину. Однажды Власта на моих глазах в челюсть заехала какому-то самцу, который на толкучке ее «сучкой» обозвал. А когда упал, еще и ножкой схлопотал. Чего-то там она ему серьезное отбила. По правде говоря, мне жаль с ней расставаться. Но планы строить - нет обстоятельств.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1216
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Колдун перевернулся на бок. Его растрепанная седая шевелюра и мятая, как всегда, одежда придавали ему несколько очумелый вид, словно он только что вскочил с постели и не может понять, где находится. Но сейчас он спал.
С возрастом многое портится – костенеют руки, спины, тускнеет взгляд, грубеет кожа, увядает красота. Единственное исключение – это ум. Если о нем заботиться должным образом, не подвергать стрессам и унынию, но постоянной практике, по прошествии лет он становится только острее. Ум колдуна тому доказательство. Как быстро он усвоил культ солнцепоклонников и уже готовится стать его жрецом!
Счастливых сновидений вам, друзья мои!
Ночь скоро кончится. А пока над головою звезды, подо мной гора Любви…. не закатить ли, воспользовавшись ситуацией, какую-нибудь отрывуху в стиле Кама Сутра, пусть даже и во сне. Я прикрыл глаза – а ну-ка, подгони-ка мне, гора, царицу из Египта Нефертити. Клянусь молоком матери своей, которое не шло мне впрок – неужто я не заслужил хорошей оргии?
Нельзя сказать, чтобы со мной все было в норме в эту ночь. Может, я спал, и во сне меня обуревали эмоции по поводу. Может, гора Любви шалила – не просто использовала мою память, но претворяла ее в действия, яркие и совершенно независимые. Одно заметил – она пыталась вытащить на свет все то, чего стыдился я остро и мучительно.
Вместо Нефертити ко мне из воспоминаний явилась Нина. Впрочем, имя здесь не главное, а дело было так. Провожали мы в армию приятеля – девчонки, парни, целая компания. Выпили, потанцевали – гляжу, девица на коленях у меня пытается отвлечь, развлечь. Думаю, что все проходят через это в семнадцать лет. Да, но то были дурные воспоминания, которые я изо всех сил хотел забыть. Гора напомнила и тон, и тембр голоса, и лексику Нинель по прозвищу «Мать-перемать» так четко, что я их сразу вспомнил. И еще редкие зубы, волосы цветом и фактурой пакли, маленькие фиолетовые глазки, как капельки чернил. И ноги – длинные, стройные, приятной полноты – пара ног, едва прикрытые юбчонкой, что нестерпимой белизной сводили вечер весь с ума.
В чем, спросите, отврат, коль ноги от модели? На вокзал пошли: ноябрь, мороз, на тротуаре лед, а девица – в резиновых сапожках! На них внимание мое заострила бывшая моя учительница – как можешь, Анатолий, ты гулять в такой компании? Устыдившись, друга я не проводил.
Думаете, что это и были мои худшие из воспоминаний? Нет, ошибаетесь.
Еще хуже картины моего детства. О том, как мы с отцом однажды ночевали у далеких родственников в деревне. Их там было несколько дворов. Отец им починил какую-то машину и в честь события зарезали барана – пир закатили до утра.
- Пойдем, деточка, спать, - меня, дошколенка полусонного, из-за стола в свою избу пустую утащила дебелая молодка. Раздела, в корыто усадила, помыла, причесала, уложила. Приятно обнимали ее руки, сосок груди уперся мне в щеку.
Вот эти воспоминания были хуже всего – отчетливые и живые; острые, как глоток битого стекла. Я лежал в постели: нет сил заснуть, нет мочи убежать – а молодуха дергала меня за писку, с каждой минутой все злей и злей. Другой рукой она себя ласкала.
Стиснув зубы, сдерживал рыдания, надеясь, что она подумает, будто я сплю, и отстанет от меня. Но мука продолжалась.
В какой-то момент она вдруг крупно задрожала, потом замерла, воскликнув: «Ой!», и от меня отстала. Еще что-то бормотала, восстанавливая дыхание, потом погладила меня по голове, поцеловала в шею….
Я судорожно дернулся и почувствовал, что теперь могу уснуть.
Когда это бабина вслед за Ниной и Наташей показалась на горе Любви, я стиснул зубы и яростно замотал головой, как лошадь, норовящая вырвать поводья. Впрочем, к чему нервничать – не сам ли оргию заказывал? Так вот они – Нефертити моей жизни!
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :D :wink: :o :P
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение