Клуб любителей исторической прозыОбщелитературный раздел

О литературе без привязки к странам и периодам
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Барыс не нашел на это ответа. Несмотря на показные грубость и ерничество, натура у него чувствительно нежная. Только добраться до нее надо уметь.
Мне стало стыдно. Вроде бы мелочь, а неприятно. Язык не отвалится, если я извинюсь. А лучше бы и не трогать его – они вечно с Властой грызутся.
Велизарий – хорош: взял и обиделся! Хотя прав, возможно: гора Покаяния и глупые шалости – несовместимы! Вот и не выдержал старче. Привык, что у него все в городе паиньки, а тут… приехали незваными в чужой монастырь и меряют его по своим уставам.
Да и я молодец – звать никак, и здоровьем убог, а туда же: права качать. Вот и вышел Верховный волхв из себя – вернее ушел к себе и мне запретил там появляться. Так что никаких обид – я со своей колокольни мордой о землю по собственному желанию….
- Барыс, - позвал, - ты прости меня: черт попутал.
- Ладно, чего там, - тут же отозвался колдун, будто ждал этих слов. – Я и сам заболтался. Ты на меня зла не держи.
- Если за речью не будешь следить, будет держать, - поспешила заверить Власта.
- Хватит болтать, давайте лечиться.
Ожидание чуда иногда важнее, чем само чудо – мы напряглись.
Между тем, ветер возник и заметно усилился. Буря грядет? Действительно, деревья под горой будто взбесились – и влево, и вправо и черте куда клонятся и качаются. Если это не визуальный эффект солнечных испарений, то буря наверняка. Хотя на горе пока тишина.
И подумал, надо бы лечь, чтоб залетевшим случайно вихрем с горы не сорвало ….
Додумать дельную мысль не успел по причине молнии. Самого настоящего электроразряда, прорвавшего все здравомыслия заслоны и ударившего в центр магического круга – то бишь прямо между нами.
Грома не было. Дождя тоже. На серо-голубом от пыли небе грозовых туч не наблюдалось. Блин, что происходит?
Гора под пятой точкой моей странно завибрировала, и я неожиданно грохнулся на спину.
- Ах! …ренеть!
А что еще можно сказать, когда понимаешь, что лежишь на скале всей спиной от плеч и до пятой точки, а ноги твои крестом под ней. И боли нет – я ее не почувствовал, но подумал: что ли стал гуттаперчевым?
Медленно начал приводить свои конечности в нормальное положение. Вытащил ноги из-под себя, оперся на руки и сел. Несколько минут у меня в голове не было ни одной мысли. Ни одной… даже дурной … самой завалящей. Мозги после шока от молнии отказались работать. А потом снова включились….
Ох, лучше бы они этого не делали!
Гора на месте, солнышко, облака, только ветра нет – тишина. Вроде бы все нормально. Никуда я не провалился, никого не убило – так легче убедить себя в том, что не сошел с ума. Надо посмотреть, что с Властой и колдуном – для успокоения совести и расшатавшихся нервов. Поворачиваюсь….
Твоя мать! Что это? Сердце ушло не в пятки, а куда-то еще. Бросило в пот, руки похолодели – это страх? Что со мной? Что с горой? Где я? Что вообще происходит?
Нет, надо взять себя в руки! Так нельзя! Даже если у тебя едет крыша – это еще не повод поддаваться панике. Попробуем выяснить, куда подевались мои подельники.
Встаю – боли нет. Делаю шаг – ура! я здоров!
Шаг через горно-хрустальное ограничение на дорожку спирали – и получаю в лицо удар ветром (в нем и воздух, и пыль, и щебенка, и….). Твоя мать! Здесь продолжается буря – деревья вот-вот полетят вверх тормашками, молнии бьют одна за другой. Шаг назад – тишина. Я точно сошел с ума. Или это все – галлюцинации?
Реклама
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

В следующей попытке невидимую границу Добра и Зла (назову это так) пересекает только моя голова (не в руках, а на шее). Вокруг воет ветер – ветер ада. А под горой на плато звуки и цвета уже четкость теряют. Две фигуры увидел, идущие под гору – кажется это Барыс и Власта.
В грудь тонкой иголочкой вонзается сожаление, за недавнюю ссору – за его хамство, за мою несдержанность. Большего раскаяния сил нет чувствовать – внутри пустота. Были бы чувства – рвануло сердце гранатой.
Надо мной голубое небо в белых прожилках перистых облаков. Подо мною базальт скалы тихонечко так вибрирует – как раз настолько, чтобы закружилась голова морской болезнью. Изредка с шорохом прокатится камень, а в основном тишина такая, что слышно как на душе скребут кошки. Благостное спокойствие на пяточке диаметром десять метров. За его пределами ураган, туда соваться – риск идиота. Прежде надо понять, что вдруг такое произошло и продолжает происходить.
Сел и задумался в центре магического круга.
Жизнь она везде жизнь, что в нашем мире, что в этом – ценна сама по себе, а не по месту, в котором она идет. Может, ценности жизни разные? Может быть. Можно хорошую квартиру иметь и денег в банках немерено, но если пусто в душе и нет великой идеи, то она превращается в тараканьи бега за призрачным счастьем личного благополучия. Кто-то не согласный есть?
Тогда слушайте исповедь идиота….
Квартиры не было и денег не было, но было желание их заработать.
Когда это было? Несколько тысяч лет вперед. М-дя, моя прошлая жизнь….
Тридцать лет всего прожил в двадцатом веке и пять последних из них вывернули меня наизнанку… к тому же, чуть не убили во мне романтика.
Есть в жизни несколько вещей, которые я категорически не переношу.
Первая – это забота обо мне. Если я чего-то не могу – заработать на кусок хлеба или найти крышу над головой – то это мои и только мои проблемы. Здесь же….
Господи, как я все это выношу, только Тебе известно!
А вторая вещь – давление на мою скромную персону. Даже ситуация – куда деваться? – требует от меня покаяния. Неужто я грешник – жил себе, жил… никого не убил? Проза жизни…. Проза смерти….
Стоп! Не туда….
Как говорил один персонаж: «Куда ни пойдешь – небо, как небо; люди, как люди; везде одно и то же». Здесь как раз все наоборот – дождя нет, радуга над плато; голода нет, люди бессмертны; что за чудесная страна?
Я уже был в такой стране Титичных гор лет десять тому назад – тогда меня здорово проняло. И не хотел вовсе, а научился воспринимать окружающий мир – дубы отзывались гулким ворчаньем, березы – веселой перебранкой…. а язык животных понимал как свой. Чувствую – что-то и здесь суждено открыть.
Впрочем, у каждого есть свой предел крутости, дальше которого шизофрения.
А если я крут да не мерян?
Возможности разума не обозримы!
Каким еще лозунгом взбодриться?
Плато Арка Небес. Гора Покаяния. Магический круг. Год четырехзначный до рождества Христова. Солнце к закату. Я в раздумьях. Что еще?
Ждать – это самое страшное, когда не знаешь чего.
Ладно, одно дело сделано – я здоров. Но куда-то утопали мои товарищи. Но что-то происходит за магическим кругом. Но гора продолжает вибрировать, и у меня кружится голова, тошнота – признаки морской болезни.
И в то же время…
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Обалденный вид на окрестности – щемящее чувство восторга: будто летишь над окружающим миром под самыми облаками, а внизу безбрежное царство природы, и понимаешь, что нет лучше музыки, чем тишина. Красиво, черт побери!
Адреналин ударил по мозгам, тошнота отпустила, и мне стало весело.
Пришла, было, мысль, что надо отправиться вслед за товарищами, но, промелькнув, благородно смылась. Проблемы надо решать свои, а сейчас непонятно, что со мной происходит. Труба долга зовет, но лучше остаться и вот так сидеть – никуда этот мир не денется. Один краткий миг моего блаженства никому не навредит.
Солнце нехотя уходило с первобытной земли и пропадало за горизонтом.
Так бывает: ждешь-ждешь, когда оно, наконец, скроется и вдруг – нет его. Только подсвеченные снизу алым облака и от них, наверное, серые скалы отсвечивают фиолетовым. Да нет, вот уже багровым….
Ночь на плато.
Стук сердца оглушительно громок – слышу его ушами.
И ощущаю, как энергия тьмы (или горы?) проникает в меня – я ее чувствую: она завязана в кругу магическом в узел такой концентрации, что кажется, его можно потрогать рукой.
Тело скалы – это минерал. Минерал – это энергия. К нему прикоснешься – излучает энергию. Воздух потрескивает, как от обилия озона перед грозой. Его напряжением можно аккумуляторы заряжать – разве что молнии не проскакивают. Энергия закручивается в спираль цветными бликами – ну, чисто северное сияние.
Возможно, каждый из кругов спирали – своего рода накопитель и аккумулятор, в данный момент отдающий свои запасы. Возможно, животворящая энергия Земли сконцентрировалась внутри спиральных кругов.
И не проходила мимо – я ощутил, как нагрелись ладони.
Но что-то тревожит в такой ситуации, что-то должно случиться – котел перегрет, крышка трясется, и взрыв может произойти в любую минуту.
Отдохнем в аду! – я лег на спину, раскинув руки, и позволил энергии захватить меня полностью.
Меня догнал кайф – кажется, познал этот мир до малейшего камушка и травинки, я услышал легчайшее дуновение ветерка, увидел тысячи оттенков….
Боги! Да кто ж я теперь?
Спокойнее, Ипполит, спокойнее….
Лежу, сил набираюсь, себя убеждаю – темноты боятся только дети и их родители.
Даже такой темноты….
Гора сильней завибрировала.
Стук сердца моего накрыл шелест воздуха, как шипение змеи:
- Ты исцелился….
Меня охватывает торжественная печаль – Животворящая Сила вышла на связь! Ну, конечно же! Она накачала меня здоровьем – я это физически ощущаю.
Печаль почему?
Я не знаю, что у Нее попросить. Когда-то еще сподоблюсь? Возможно сейчас – первый и последний наш контакт. Я буду помнить. Я буду жалеть. И всегда смогу верить….
- Проси…. – шипит змея за чертой ультразвука.
Просить? О чем? Все желания, промелькнувшие в тот же миг, показались детским лепетом, не заслуживающим внимания. Вернуться в свой мир с карманами полными алмазов? Стать Верховным волхвом в Арке Небес и жить вечно? Такие желания мне кажутся недостойными. Неужели не могу придумать нечто большее?
- Сможешь сделать меня бессмертным в моем мире?
Однако! У тебя, Анатолий Егорыч, маничка величия зашкаливает просто на немыслимую высоту – хочу быть бессмертным не на плато, а в двадцатом веке! Ню-ню….
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- Нет, - шипит энергоджайзер Арки Небес.
Значит, Животворящая Сила не всесильна. Время – над ним не властны и боги.
Я занервничал. На целый миг предо мной распахнулись врата Всевозможности. Это то, для чего я попал в этот мир. И я не знаю, что пожелать. Чего-то, что не обесценится на границе времен. Что не подвластно болезням и старости. Не покинет ни в горе, ни в радости. Не отнимет враг, не украдет продажная женщина….
- Дай мне мудрости моих предков!
- Да будет так…..
Подумал, что в ту же секунду в мозгах моих зазвенят колокольчики, но….
Шепот недоступный обычному слуху снова раздался в моих ушах:
- Знай и владей:
Нет больше свободы, чем та, которая внутри тебя!
Нет тверже надежды, чем надежда на самого себя!
Нет крепче любви, чем любовь к самому себе!
Нет выше веры, чем вера в самого себя!
Истина то, во что ты веришь!
…..
Ну и приколы Животворящей Силы – усмехнувшись, подумал, но возразить не успел. Тяжесть навалилась на плечи, и сознание, не выдержав притока энергии и общения с высшими силами, отправило меня в сон.

8

Велизарий справедливо подозревал во мне устрицу, рождающую жемчужину, но не догадывался, какая амбициозность и масштабность скрываются в этой раковине. Действительно, манеры мои почти не выдавали человека, не привыкшего вести урок – говорил я вполне уверенно, не тушуясь пред седобородыми волхвами, хотя поначалу кровь гулко стучала в висках, и чуть заметно дрожали руки, выдавая внутреннее напряжение.
Аудиторию устроили на плато под открытым небом, но в тени рощи. Пальмы, увешанные зелеными и желтыми кокосами (коричневые валялись на земле), росли здесь близко друг к другу, листья их переплелись в сплошную крону, и под ней было не то чтобы прохладно, но вполне сносно – палящие лучи не проникали сквозь зеленый покров.
Город, где жили мои ученики, город, о котором поминал Велизарий в гневе, лежал всего в полукилометре от плато. Почему за рекой, а не меж магических гор я вскоре понял. Здесь, на плато, энергия Животворящей Силы преобладает над всем – дает человеку бессмертие, избавляет от нужд насущных, но подавляет основные инстинкты.
К примеру, слушатели из числа молодых могли показаться больными какой-то скрытой болезнью – их кожа имела коричнево-пепельный цвет. Откуда это? Наверняка ребята рождены и выросли здесь – под Аркой Небес. Но это не мешало им быть красивыми – стройными, голубоглазыми, с мягко вьющимися волосами. Они держались с достоинством уважающих себя людей. И обучать их было легко. Они внимательно слушали мои рассказы о технических новшествах, ничему не удивляясь (или не считали нужным показывать свое удивление). Практически не задавали вопросов – казалось, их совершенно не интересовал розовокожий учитель, невесть откуда взявшийся. А я поначалу не знал – понятен ли им выдаваемый мной материал?
Волхвы приходили в «аудиторию» на рассвете – рассаживались, поджидая «профессора». А тут и я подходил, с удовольствием вдыхая прохладный утренний воздух и влажные запахи леса. Приветствовал учеников. Начинал урок ….
Задался целью кроме знаний выпускника политехнического ВУЗа сеять в их головы разумное доброе вечное – непомерно большое притязание, но я считал это делом принципа, совести, делом долга, который следует уплатить. Вот почему терпеливо старался выказывать привязанность к слушателям, не смотря на их невозмутимость. На каждой лекции не забывал говорить теплые и ласковые слова своим ученикам.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

Дни шли за днями, и переход от невозмутимости к любви совершался быстро. За то, что они получали, платили тем же. Я превращался для них в кумира равного Богу – всезнающего, доброго, лучезарного – под влиянием которого души их расцветали, как расцветает цветок под лучами солнца. Хотя они еще не умели открыто проявлять свои чувства. Любовь их граничила с немым обожанием. Только преданным взглядом глаз, напряженно следившим за каждым моим движением, выражали они свою любовь.
Для чего, спросите, мне это? А вот….
Будь политиком, приказал я себе. Одних технических знаний мало – ученики мои должны познать Бога и принять веру в него. Она должна быть у них крови, как нынче их вера в самих себя. Они разнесут ее по Земле и спасут человечество от большой крови, если не от полного уничтожения: в больших знаниях, много опасностей.
Я уже ввел их в суть денег, как наилучший инструмент обмена, как универсальный товар, наделенный свойством всеобщего эквивалента, посредством которого выражается не только стоимость всех товаров, но и функциональные способности их держателей. Но чтобы люди не превращались в тараканов, суетящихся по воле золотого тельца, я внушал, между прочим, такое:
- ни за какие деньги нельзя купить праведной жизни, любви и дружбы;
- никакими деньгами нельзя искупить дурно прожитые дни;
- деньги не способны украсить, наполнить жизнь того, кто искалечил свою душу....
- Вы согласны? Я понятен? – спрашивал, понимая, что эти люди, сидящие предо мной, призванные сыграть важную роль в истории народов, в развитии мировой цивилизации, еще не знают, каких событий станут орудием.
Пичкая знаниями бессмертных волхвов, верил, что действую так ради блага всего человечества. Вглядывался с надеждой в лица, которые уже четко сложились в славянский профиль, и видел в них будущее всей Земли. Бессознательно переносил их в двадцатый век, и – знаете? – узнавал! Для меня эти люди олицетворяли будущее нашей планеты: они принесут ей светоч знаний и… победят! Сомнений в том быть не могло.
Не греки, не римляне и уж конечно не готы с саксами, а мои предки славяне! Население Европы сейчас еще по деревьям прыгает и своей шкуре больше радо, чем прикиду от «Лео парди». Вот она, правда истории!
Они (ученики мои) сидели, а я стоял – часами, забыв о спине с поясницей. Только жара доставала. «Душно, однако», - буркнув под нос, предлагал слушателям перерыв. Махнув рукой в сторону реки, мчался купаться. Никто не следовал за мной, разве только Власта.
Когда возвращался освежившийся, оставшиеся в «аудитории», казалось, дремали. Кто-то перешептывался, склонив головы над папирусами – мое новое «изобретение». Или на песке осторожно выводили палочками знаки славянской письменности.
Тишина и порядок – вот что значит, серьезные люди тянутся к знаниям.
Я продолжал урок – ровным голосом лекцию о хитровыдуманных штучках двадцатого века – потом увлекался, забывал свой «профессорский» сан и вдохновлено рассказывал о пользе колеса и паруса, о летательных аппаратах легче воздуха…. Присутствующие едва осмеливались оторвать от меня глаза, и не искали взглядов друг друга. Так продолжалось в течение дня с редкими перерывами на купание.
Так продолжалось изо дня в день. Но однажды….
Велизарий обычно сидел в первом ряду. Лицо его было еще более холодным и застывшим, чем в дни нашего знакомства. Под неподвижными глазами набрякли синеватые мешки (сколько же ему лет?!), губы плотно сжаты. И только мудрые глаза внимательно смотрели на меня. Казалось, он не желал никого замечать, кроме своего должника.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

По правую руку его восседала Власта – по обыкновению очень прямо, но не шевелясь, в чем видел следствие посещения магических мест. Волосы, уложенные в две косы, подчеркивали суровое выражение ее лица и напускное спокойствие.
В отличие от нее сидевший по левую руку Верховного Волхва колдун Барыс нервно шевелил пальцами, и время от времени болезненно поводил шеей, будто был у него воротник, и он был тесен.
Казалось, не знания они постигают, а выслушивают смертный приговор.
И тогда я сказал:
- Все, что слышите от меня, вы не похороните в своей памяти, а разнесете эти знания по белу свету. Готовы посвятить свою жизнь просвещению масс?
Общее молчание нарушил чей-то вскрик:
- Да!
Это крикнул Барыс – в волнении он даже поднялся с места и снова повторил: «да!», как бы давая клятву. Подбородок его дрожал, щеки пошли пятнами и на глаза навернулись слезы, хотя он изо всех сил старался их удержать.
- Духи предков… - произнес он с испуганным видом.
- Что такое? – нахмурившись, спросил Велизарий.
Он не любил вспоминать ритуал на горе Покаяния – день моего исцеления и нашей с ним ссоры. Но колдун и не думал о том инциденте.
- В ту самую ночь, - запинаясь, пробормотал он, - в ту самую ночь я еще был на горе Познания….
Еще немного, и он потребует себе кары за то, что солгал в магическом кругу.
- Барыс, - холодно прервал его Велизарий. – Каждый имеет право посещать горы плато, но никто не вправе требовать от вас открытие тайн, которые вы постигли. Ведите себя достойно!
Но хранить молчание для колдуна было горькой мукой. Он воспользовался подходящей минутой, дабы очистить душу.
- Клянусь! – завопил он – Странные вещи творятся там. Как наяву явились ко мне призраки умерших предков и потребовали пройти обряд посвящения в волхвы, чтобы уйти в мир, неся людям слово божье.
- Ты обучишь меня вере? – это уже был вопрос ко мне.
Затем последовала длиннейшая речь – нанизывались одна за другой фразы, пышущие благородным порывом служением Богу, вере и людям. Для Барыса колдуна одно вытекало из другого – без веры в Бога не будут устойчивы моральные устои общества….
- Может быть, Анатолий тебе потом одному объяснит сущность ее, - сухо прервал его Верховный волхв.
Я вступился за колдуна:
- Тема актуальна для каждого слушателя: в любом деле вера примиряет душу и тело.
Велизарий развел руками.
- Каждый из нас, - наставительно произнес он, - может быть одурачен людьми, которым доверился.
- Людьми да, но не Богом, - я вступил с ним в полемику. – Именно потому, что человек так склонен ко лжи, нужна вера в Нечто непогрешимое. Солгать Ему – значит совершить тягчайшее из преступлений.
- Повинен на муки?
- Да еще какие! Обрекает душу свою на страдания. Барыс страдает сейчас за то, что, прикидываясь колдуном, ходил по весям, мороча людей.
Колдун открыл, было, рот, но на него напал приступ кашля, и на щеках выступили красные пятна. Кровь бросилась в голову.
Мы молча ждали, пока он отдышится.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- Я солгал на горе Покаяния, - произнес он, наконец, придя в себя, - и Животворящая Сила отняла у меня последнее здоровье.
- Ты можешь снова подняться на гору, пройти спираль и в магическом кругу попросить прощения, не кривя душой, - сказал Велизарий, недовольно хмурясь.
- Конечно, конечно, - подхватил Барыс, который, наверное, и не подумал о такой возможности, в его глазах заблестел горячечный огонек.
- Ну, так сходи и не мешай другим постигать открытия будущего, - проворчал Верховный волхв, на чуть-чуть потеряв самообладание.
- Подождите, вопрос очень важный, - я встал на сторону колдуна. – Соблаговоли-ка сказать, как ты понимаешь Бога и веру?
- Он правит миром! – воскликнул Барыс. – А кто не верит, пусть сразу сдохнет!
Слово «сдохнет» он произнес с каким-то присвистом и рубанул рукой по воздуху, точно отсекая воображаемые головы.
В разговор вмешалась Власта, спросив у меня взглядом разрешения высказаться:
- Твою душу жгут страх смерти и обида на Животворящую Силу, что не вернула тебе здоровье. Ты хочешь придумать Бога, который по значимости затмит все на свете. И этой вере обучить других. Так ведь?
- А пусть Анатолий расскажет нам всем, что есть Бог! – закричал колдун.
И некрещеный член КПСС сказал:
- Их ни в коем случае нельзя сравнивать. Животворящая Сила – объективная реальность, существующая вне зависимости от нашего внутреннего мира. Бог – наша совесть, мерило поступков. Вера в него помогает нам жить – лечит духовно нашу душу. Бог он для каждого, для всех – Животворящая Сила.
Присутствующие удивленно переглянулись, а я продолжал развивать свою мысль:
- Ты был шарлатаном, им и остался, поднимаясь на гору Покаяния – результат налицо. На горе Познания душа твоя взяла верх над разумом или как сказал ты: призраки предков пришли и сказали – так жить нельзя, потомок Барыс. Бог поставил тебя на праведный путь, и Животворящая Сила готова исполнить его волю. Если ты в это поверишь, все у тебя будет отлично.
Верховный волхв неожиданно встал на мою сторону:
- Анатолий прав. Когда недостаточна вера в себя – а это, как правило, у людей с нечистой совестью – необходимо верить в Бога и исполнять его заповеди. В противном случае душа будет мучиться, и мучить тело. А смерть слишком серьезная вещь: она грозит каждому, кто не живет на плато, и страх перед ней надо чем-то лечить.
Я послал ему благодарный взгляд.
- Надеждой на бессмертие души.
И Велизарий кивнул мне.
Так общими усилиями была рождена концепция Бога и веры – задолго до рождения Христа, пророка и прочих, и прочая….
- Бог милосерд! – эти два слова, подслушанные у меня, стали любимой присказкой колдуна с того дня. – Бог милосерд!
- Бог – создатель, - кинул я пробный шар. – Его разумением созданы мир, человек, все твари и Животворящая Сила.
Велизарий ответил:
- Сами, будучи людьми, мы знаем людей, но ничего или очень мало знаем о том, что касается всех прочих созданий природы.
Как часто бывает с людьми, наделенными пытливым и проницательным умом, мысль Верховного волхва непрерывно возвращалась к таинственным и туманным вопросам необходимости и возникновения жизни, а также ее смысла. Он старался уверить себя, что существует некий незыблемый порядок, который оправдывает его жизнь, его сан и деяния. Вопросом первостепенной важности стало для него желание стать и духовным лидером своего города. При сложившемся положении пришелец из будущего должен был незамедлительно высказать свое мнение на сей счет. Все присутствующие в «аудитории» очень удивились, если бы я озвучил другую кандидатуру. Так что ругни никакой не было, когда я объявил, что завтра же познакомлю Верховного волхва с Богом.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

- И меня, - подал голос Барыс.
- Прежде я поговорю с ним сам.
- Ты замолвишь слово обо мне? – не отставал колдун.
- Сегодня ночью спрошу.
Наступило молчание. И вдруг Барыс продемонстрировал позыв к рвоте и с трудом перевел дух. От болей в животе или груди он скорчился на коленях, уткнувшись головой в землю. Попытался выпрямиться, но конечности не повиновались. Однако слабость вскоре прошла – он глубоко вздохнул и вытер мокрый от пота лоб.
- Для всех Животворящая Сила, для меня же – Чегототворящая.
- Что-то не устроило Ее в тебе – надо повторить попытку, - посоветовал Велизарий.
- Даже ты, Верховный волхв, не заставишь меня вновь подниматься на проклятую гору.
- Но тогда ты вряд ли долго протянешь.
- Я сам решу, что мне делать, - угрюмо проворчал Барыс.
- Никто не вправе оказывать на тебя давление.
- Может, мне с Богом удастся договориться.
Верховный волхв сделал знак слушателям покинуть «аудиторию» до следующего дня и, подавшись вперед худощавым телом, заговорил:
- На плато наша Сила, а Бог Анатолия в голове – мы придумали его, чтобы в щекотливых ситуациях выбрать верное и праведное решение. В этом мы должны быть непреклонны и тверды.
Велизарий повернулся к колдуну, который был бледен как мертвец и хрипло, натужно дышал.
- Ты согласен?
- Да, - с трудом выдавил из себя Барыс, дрожащей рукой вытерев лоб. - Прошу меня не винить, но эта ужасная жара….
- Но жара спала, - заметила Власта.
Сделав над собой огромное усилие, колдун сказал чужим голосом:
- Я уже верю в Бога!
Он замолчал, а мы и не поняли, к чему он сказал.
- Твое мнение, Анатолий? – спросил Верховный волхв.
- Предлагаю отнести Барыса на гору Покаяния – сам он вряд ли дойдет. А я пойду на гору Познания, чтобы на встречу с Богом получить благословение предков.
Колдун сердито отвернулся от меня – он отнюдь не одобрял применение силы.
- А как же будет с моим посвящением в волхвы? – осведомился он у Велизария.
- Помолчи, - оборвал его Верховный. – Вернешься живым, поговорим.
- Хорошо, - обреченно сказал Барыс.
Голос его звучал хрипло и еле слышно. Похоже, рассудок у него мутится, и окружающее принимает несвойственные размеры и форму. Он задрал голову, будто вершины пальм отлетели вдруг к облакам. А потом спрятал ее между плеч – словно пальмы нависли над ним как потолок погреба.
- Что же это такое? – спросил он, рассматривая свою растопыренную длань.
И неожиданно для всех присутствующих его вдруг свела судорога, колени подвело к животу, голова бессильно повисла, руки судорожно сжались на груди. Колдун испустил сиплый крик, упал на землю, и его вырвало.
Медлить было нельзя. Мы подхватили его с Велизарием и потащили на гору Покаяния. Совершили положенный ритуал хождения по спирали и в магическом кругу уложили Барыса уже бессознательным. Струйка крови изо рта стекла по его щеке.
- Его жизнь в воле Животворящей Силы, - сказал Велизарий и удалился.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

И впрямь колдун платил за все. В течение нескольких дней он угасал как фитилек чадящей лампы – надрывно кашлял и харкал кровью.
- В последнее время вы всегда вместе. Ты видела все и молчала, - попенял я Власте.
- Он все твердил о каких-то существах, приходящих с горы Познания – боялся спать, сидел у костра. С кем-то разговаривал – я думала, бредит.
- А почему вы сбежали с горы Покаяния, бросив меня?
- Так молния же была! А Барыс как закричит: «Прочь! Прочь!» и побежал. Я за ним. Ты упал и лежал. Было ужасно. Мне показалось, что вся окрестность погружается в вечный мрак. Очнулась я только в лагере. А Барыс еще на горе Познания побывал. И с тех пор чахнуть стал.
- Значит, гора Познания…. Ты останешься здесь или проводить тебя в лагерь?
- А Барыс?
- Пусть лежит – наедине с Животворящей Силой проще договориться.
Хотел сказать – посмотри на меня и доверь колдуна судьбе. Но Власта и так поняла – направилась по тропинке в сторону лагеря. Я же пошел на гору Познания, где во мраке ночи хотел встретиться с призраками еще не родившихся, но уже умерших далеких предков моих. Не без тревоги и волнения, зная печальный опыт Барыса. Но не думаю, что они, если явятся на судилище, приговорят к смертной казни. Я уже представлял себе их – незнакомых, но родных.
Дорогие, за что же меня судить?
Кого же я помню из них? Бабушку, дедушку по материнской линии – лично. Других: бабушку, дедушку, дядю Федора, несколько теток – с рассказов отца.
Генная память! – эта мысль заставила вздрогнуть.
Из густой тьмы веков спираль хромосом вытащит бессчетное число прямых моих предков – они могут заполнить гору Познания от вершины и до подножья, да, пожалуй, и все плато.
Вот будет воистину страшный суд!
И эта мысль вызвала в памяти самую жуткую страницу жизни.
Двоюродный племянник и почти ровесник Пашка Чертин похвастался как-то, что есть у их банды поселка Шершни (пригород Челябинска) штаб в пещере на карьере – там они прячутся, если что, прячут оружие и награбленное. Знал его способности к хвастовству и взял на понт – не врешь, так с меня пузырь. Поспорили, пошли. Лето было – мое девятнадцатое от рождества, его семнадцатое. На старом карьере действительно обнаружили узкую щель в скале, вертикально уходящую вниз. Пашка предлагает – лезь, все, что сможешь унести, твое. Мне либо лезть, либо пузырь покупать – по-другому никак. Ну, я и полез головою вниз – по-другому никак. Метров десять ползу, фонарем свечу, никаких признаков пещеры Али-бабы. И тут понимаю, что Пашка за мною прет – тычется лбом в пятки мои. Бац! – ну, скажем, от неожиданности я фонарь уронил. Улетел он вниз, и светить перестал – тут я запаниковал.
- Дальше не полезу - ты все наврал! Давай назад! – ору.
Я бы мог – руками толкаться, ногами цепляться – и подняться, а Пашка никак: не та у парня физическая подготовка. И мне его, пятясь назад, точно не поднять. Ужас тогда обуял – какая нелепая смерть в девятнадцать-то лет! Пяткой припечатал племяннику в лоб – а он уж и без того благим матом орет, мамку зовет.
И полез я вперед, то есть вниз, чтобы из бездны выбраться, что зовется агонией.
В какой-то момент щель расширилась, и впрямь в пещеру превратилась – с тряпками грязными, ватниками, пустыми бутылками…. Никакого оружия, никаких драгоценностей…. Вот что хотел мне отдать племянник на поток и разграбление. Вскоре и он приполз, нарыдавшись вверху. И снова в плач, но уже не от страха, а как дитя народившееся – вопил и ползал на четвереньках, проклинал кого-то и торжествовал.
Понял, что и Павлик здесь первый раз – где-то, что-то от кого-то слышал, а теперь проверил, что «штаб» на самом деле существует.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1323
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Клуб любителей исторической прозы

Сообщение santehlit »

В обратный путь пустясь, рисковать не стали – Пашка вперед полез, а как устает карабкаться, я его подпираю: иначе никак – не вылез бы. Под солнцем свободы пали наземь, дрожа от усталости и пережитого страха. Вот тогда я понял, что страшно не жить и даже не умирать, а вот так умирать – полным сил, но стиснутым в колодце каменном….
Солнце опустилось за горизонт, полыхнув зарей на весь небосклон. Свежий ветер принес запах воды, запах цветов – благоухание окрестностей за плато. Город за рекой отходил ко сну – казалось, что там затихает неясный гул….
Я уже сидел в магическом кругу на вершине горы Познания, совершив обрядческий хадж по спирали горного хрусталя. Вдруг будто шепот раздался:
- Ты пришел….
Я огляделся – никого!
На западе догорала заря. Тьма стремительно подступала от подножья.
- Кто говорит со мной? – осмелился кинуть вопрос.
- Твой…, - то ли эхо послышалось, то ли камень вниз покатился, потревоженный чьей-то ногой.
Я настроился на ночь ужасов.
Едва только сумерки сгустились, магический круг начала окружать толпа теней. Казалось мне это или нет, но через час примерно за их стеной исчезли и звезды, и горизонт. Молча сотворил про себя молитву – Господи, ежи еси на небеси, спаси и сохрани. Теперь сидел, слегка сгорбившись, готовый ко всему – и ждал. Будут меня учить? бранить? хвалить? А может с горы вниз головой? – раскачают и….
Ко всему готов, но вокруг тишина.
Наверное, уже в полночь не вытерпел и спросил:
- Вы зачем собрались-то?
Странно прозвучали эти слова. Будто подобные встречи живого и бывших живых происходят всюду и каждый день, никого не поражая. Но постороннее ухо могло услышать в них и страх, и почти отчаяние.
- Меня послушать? Ну, слушайте….
И я поведал темноте о своей жизни – ее успехах и падениях, о путешествии в эту страну и общении с Животворящей Силой.
- Действительно ли то, что услышал я – ваша коллективная мудрость? Уж больно нашпигована она эгоцентризмом. Можете объяснить – откуда это?
Глубокая тишина на горе – эй, вы где там? совещаетесь что ли?
А перед мысленным взором продолжалась картина всей моей жизни – тридцать лет, будто тридцать серий. Много ли мудростей я постиг? Что-то смогу завещать потомку?
Внезапно почудилось, что вся эта череда удивительнейших событий не имеет никакого отношения к моей собственной жизни, судьбе моей. И тогда все осветилось иным светом, и по-иному распределились тени. Будто разум отдельно от тела блуждает в пространстве и времени в поисках знаний.
Сейчас на горе Познания удивительного плато, способного чудесной Силой вытащить из генной памяти образы моих предков, смогу усвоить мудрость веков из первых уст. И еще одна мысль момента – нежто мне предназначено что-то совершить в жизни, раз все предки тут собрались ради одного потомка?
Строго же осудит меня потомство, если ничего полезного не извлеку из этой удивительной встречи. Может, мне попросить совета, как захватить планету (ту или эту?) Какой соблазн тридцатилетнему парню – мечта, которая могла стать явью. Будущее об руку с Прошлым забирает власть в руки свои – деяние достойное Анатолия Великого. Только к черту политику и походы, довольно всяческих авантюр: путь мой – познание. Я хочу знать, из чего и как появился свет белый.
- Уважаемые, вы можете мне сказать – кто и как создал наш мир?
И вдруг мои плечи распрямились – то ли услышал, то ли почудилось:
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :D :wink: :o :P
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение