Издать книгуОбщелитературный раздел

О литературе без привязки к странам и периодам
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

- Воспитать из недоросля убийцу – сейчас он на животное руку поднял, завтра на человека.
- Мужик должен уметь защищаться.
- От мешка?
Примчался мелкий с монтировкой:
- На.
Но я перехватил её.
- Так значит, не боитесь?
- Кого, тебя? – живодёр, ободренный заступничеством матери, начал дерзить.
- Бога.
- А ты кто такой?
- Я и есть Бог.
Согнул руками монтировку в дугу и бросил в сторону. Очевидцы остолбенели.
- Во, блин, - шевельнулся живодёр. – Что тятьке скажем?
- Скажи, чтоб выпорол тебя.
Взвалил на плечо мешок и прочь пошёл. За околицей присел. На ощупь стал знакомиться с его содержимым. Лапа, лапа, голова – наверно, псина. Досталось, брат, тебе – за что, открой секрет. Цыплёночка загрыз? Нехорошо. Ты его жизнь отнял - они б твою.
- Не дёргайся, терпи, - это уже голосом. – Сначала поработаю с твоею головой, потом уж отпущу, не то ты убежишь и опять в какую-нибудь историю врюхаешься. Кстати, как тебя кличут?
Стиснул в ладонях собачью голову, попробовал проникнуть в её мозг через мешок. Удалось. Огляделся – конечно, навороты не как у homo sapiens, но примитивным его не назовёшь. Эта пульсация откуда? Наверное, болевые ощущения. Уберём….
Давай-ка, брат, тебя перевоспитаем. Ведь есть же умные собаки, о которых говорят: только что не говорят. Или это от дрессуры? Пусть от природы будет у тебя ….
Ковырялся в извилинах собачьих, не торопясь и не считаясь со временем. А оно светило отпустило на покой и подтянуло марь туманную к самому селу.
- Ну что, Артемон, пора тебе и на свободу, – развязал мешок, выпуская лохматого пса коричневого окраса.
После двух-трёх неудачных попыток он поднялся, часто вздрагивая всем кудлатым существом, побрёл прочь, припадая на четыре лапы.
- Что, больно? Врёшь. Ноги переломаны? Да ты б на них и не поднялся. Готов поверить, рёбра не целы - дай срок, срастутся. Куда направился?
Собака скрылась в лопухах. Ну, знать, судьбе навстречу. И мне дорогу надо выбирать. Поднялся, огляделся. В лощине, ещё свободной от тумана, светился костерок. Рыбаки, охотники, мальчишки?
Оказалось, сторож Митрич пас коней.
- Не страшно одному? - получив разрешение, присел к огню.
- Это умышленнику надо опасаться, мил человек, - старик усмехнулся. – Коньки ретивые – гляди, копытом зашибут.
Будто в ответ на его слова, едва различимые во мраке лошади забеспокоились, зафыркали, забили о земь подковами.
- Волк? – высказал догадку.
- А хоть бы, - Митрич спокойно ковырял палкой угли костра. – Это они стаей на одного смелые, а теперь его вмиг стопчут.
Выкатил из костра несколько закопченных картофелин.
- Угощайся.
Меня вдруг осенило.
- Я сейчас.
Разломил картофелину, отошёл в темноту и позвал свистом.
- Кто там у тебя? – спросил Митрич.
- А никого, - оставив картофелину на кочке, вернулся к костру. – Пёс дворовый приблудился, да где-то не видать.
Реклама
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

- Пёс? Ну, тогда понятно – псу, если не бешенный, лошадей не испугать.
Кони действительно скоро успокоились.
- А волку?
- Волчий запах их приводит в ярость. Тут такая свистопляска завернётся – чертей стошнит.
Картошка похрустывала горелой коркой на зубах.
- Вкусно, - говорю. – Давно не ел.
- Сейчас чайку сварганем из душистых трав – Митрич поставил над костром треногу, подвесил котелок с водой. – А ты можешь приступать.
- К чему?
- Как к чему? Я попотчевал тебя - теперь твой долг мне рассказать: откуда ты, куда, зачем?
Подумалось - резонно, и начал я издалека:
- В старину по земле волхвы ходили. Как думаешь, зачем?
- Волхвы-то? Любимчики богов? Думаю, веру несли в народ.
- Они ж язычники!
- А мы кто? Атрибут лишь поменялся, а праздники все те же.
Ну, ладно. Не хотелось пускаться в теологические споры. У меня мелькнула одна спасительная (в смысле, от могилы) мысль - захотелось откатать её.
- Как думаешь, есть они сейчас?
- Волхвы-то? Не встречал.
- А кто перед тобой?
Митрич, усмехнувшись:
- Вроде не пили.
- Не веришь? Докажу.
- Скудесничаешь? А накрой-ка скатерть-самобранку, чтобы всё, чего сейчас я захочу, на ней присутствовало.
- Хочешь, навсегда тебя избавлю от чувства голода и жажды? Есть хотеть не будешь и….
- И помру.
- Вечно будешь жить и не болеть.
- А взамен тебе отдать святую душу? Да ты, приятель, сатана.
- Может и он, - ладонь распростёр над костром - она пропала.
- Гипноз? – напрягся Митрич.
- Нет. Изменён угол преломления - она прозрачной стала.
Собеседник громко сглотнул слюну, поднялся:
- Пойду лошадок погляжу.
Ушёл и не вернулся.
Я ждал его. Ждал с кольями селян, машин с мигалками. Тщетно. Так и просидел всю ночь в компании пасущихся коней.
Туман с пригорка стёк в лощину. Звёзды, не успев и разгореться, поблекли – коротки летние ночи, спаявшие закатные багрянцы с рассветной радуницей.
Мне расхотелось закончить путь земной у потухшего костра – встал и пошёл неведомо куда.
Огромный солнца диск, неяркий, не слепящий, прилёг на кромку горизонта, готовясь переплыть простор небесный.
Остановился на обочине шоссе, раздумывая, куда пойти. Боковое зрение перехватило какое-то движение - змея ползёт через дорогу? Присмотрелся – какая ж ты змея? Глазам не верю - серая дикая утка, приникнув вся к асфальту, идёт через него. А за нею жёлтыми комочками, вытянувшись в ряд, раз, два, три, четыре…, восемь утят. Ну, и нашла ты, Шейка Серая, место для круиза!
Будто в ответ на опасения мои вдали свет фар автомашины.
- Кыш! Кыш! Давай скорее, детвора, а то от вас сейчас один лишь след останется на глянцевом асфальте.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

На рукомахания мои утка прижалась к асфальту, маскируясь, замер строй утят.
Ну что тут делать? Поймать их на руки да унести с дороги? Мамашка улетит, утята разбегутся и потеряются - вряд ли потом найдутся.
Поднял руку, пошёл навстречу им надвигающейся беде, да не обочиной, а прямо по асфальту.
Джип накатывал, шурша колёсами. Фарами мигнул, посигналил и остановился. Трое на дорогу вышли.
- Ты что, правнук Карениной, в рог хочешь схлопотать?
- Вы посмотрите, какая прелесть, - обернулся указать на выводок, а зреньем боковым вижу, летит в лицо кулак.
Конечно, дать могу себя побить – не больно всё равно. Опять же задержал ребят, отвлёк от важных дел – пусть порезвятся, потом похвастаются о приключении дорожном. Только надо ль поощрять наклонности дурные в человеке? Войдёт в привычку.
Я уклонился от удара, ладонью, как штыком, тырк под ребро. Что у тебя там, печень? А я думал…. Ну, подыши, дыши поглубже - не ровен час помрёшь.
Второй каратистом оказался – Я! Я! – ногами. И вверх ногами подлетел, упал и скуксился.
Третий рисковать не стал - полез в машину за бейсбольной битой.
Вступил с ним в диалог.
- Брось палку. Твои дружки дрались руками – немного получили. А вот тебя я искалечу. Брось.
- Убью, падла! – он замахнулся.
Ударил его в грудь ногой – взлетел он на капот и то ли палкой, то ли головой пробил стекло. Затих – башка внутри салона, а задница на солнечном свету.
Зло наказано, но не ликуется добру – ведь это всё мне врачевать.
На чело кладу ладонь – снимаю боль. Что, парень, сломано в тебе? Жить будешь? Вот и хорошо. Но как? Копаюсь в извилинах, настраиваю на позитив – быть добрым это так не просто и так легко. Но главное-то – благородно. Вот это пригасить, вот это выпятить, а это удалить, совсем не жаль. Ещё два-три штриха, и получился вполне достойный гражданин. И так три раза.
Подрыгав ногами, молодой человек выбрался из пробоины в стекле, пощупал темя:
- Во, блин, шишка будет.
- Надо что-то приложить холодное, - советует каратист. – Посмотри в багажнике: там, в ящике с пивом лёд.
- Ты, дед, дерёшься, как Брюс Ли – угораздило же нас.
- До свадьбы заживёт.
- Да уж, - начавший драку смотрит на мобильник. – Каких-то шесть часов.
- Что тут за фокус нам хотел ты показать?
- Утят, - я огляделся. – Ушли с дороги, ну и, слава Богу.
Вижу на обочине пса - смотрит на меня, склонив кудлатую башку. Ты что тут делаешь, Саид - на выстрелы примчался? Немного припоздал - стрельба закончилась.
- Куда путь держишь, дед? Может, подвезти? А то айда с нами на свадьбу.
- Пива хочешь? А шампусика?
Я от всего отказываюсь.
- Ну, бывай здоров.
Мы пожимаем руки, друзьями расстаёмся. Джип уезжает, я спускаюсь с трассы:
- Пойдём, Саид.
На полуденный роздых остановились в весёлой берёзовой рощице. Солнце сенится сквозь густую подвижную листву. Птички-синички по веткам прыгают, поют. Дятел трудится, а кукушка подкидышей считает. Хорошо! Мне хорошо, а пёс в пяти метрах лежит, поскуливает.
- Проголодался, друг? Иди сюда, я накормлю.
Он с недоверием смотрит в ладонь пустую, хвостом виляет. Тем не менее, проползает метр-полтора.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

- Иди-иди, не бойся, - я глажу своё колено. - Сюда иди, ведь мы друзья.
Глажу кудлатую собачью бестолковку:
- Процедура долгой предстоит - тебе лучше уснуть.
Пёс послушно кладёт голову на лапы и закрывает глаза. Я тоже. В смысле, глаза. Предстоит не просто ковыряться в мозговых извилинах, а добраться до тех глубин клеточной памяти, когда наши общие с ним предки могли питаться воздухом из окружающей среды. Заодно программирую собачьи инстинкты в соответствии с основными Заповедями - не укради, не возжелай…, а также защищай сирых и слабых.
То, как отлично он усвоил это, Саид доказал под вечер следующего дня, когда мы с ним, лесом бредя, вдруг вышли на окраину села. За околицей мальчишки футбол гоняли. Мой друг сорвался вдруг и громким лаем разогнал спортсменов. Когда я подошёл, они пожаловались:
- Ваш пёс, наш мячик отобрал.
Мячом служил им ёж - живой, колючий но, видимо, немало пострадавший от пинков, полётов и падений. Я шляпу снял, сорвал пандану:
- Ах вы, ироды Иерусалимские! Вот я вам ноги все переломаю.
Глаз Масяни вспыхнул ярким лучом и обратил в бегство маленьких изуверов. Саид преследовал их с громким лаем до самого села.
Откуда, Господи, жестокость в людях - творят неведомо чего?
Взял колючий ком в ладони - сейчас я излечу тебя.
Хитросплетения маленького мозга - где, что - попробуй, разберись. Но не спеша, как часовых дел мастер, по винтику, по шпунтику во всё вникаю и делаю свои дела.
Вернулись в лес.
- Ну, вот, приятель, боли уже нет, ушибы, переломы скоро заживут - ты только будь поосторожней.
И отпустил колючего в траву.
Он топ-топ, топ-топ и под корягу. Вылезает с пёстреньким котёночком в зубах - малюсеньким, не больше пол-ладошки. Тащит кроху с явным намерением не покормить, а отобедать. Я опешил, Саид растерялся - стоим и смотрим. А котёнок, изловчившись, царап ежа по носу лапой. Тот зафыркал, добычу выпустил, и было наудёр. Потом вернулся, закружил, намереваясь к малышу с хвоста подкрасться. Но как не сунется, с какой стороны не подкрадётся - навстречу коготки.
Но где же мама-кошка - не может быть такая крошка одна в лесу? Прогнал Саида прочь - может его боится. Однако не пришла. Что делать? Надо малыша спасать - не ровен час, устанет или ошибётся….
Беру котёночка в ладонь - он успевает и меня царапнуть. А шипит-то как - спинка с хвостиком дугой, в маленьком ротике малюсенькие клычки.
Ну, успокойся, успокойся - мы с тобой крови одной.
Глажу кроху, и котёнок засыпает у меня в руках. А просыпается совсем уже другим - ни голод ему не страшен, ни холод, ни болезни, и ни сама безносая с косой.
Идём втроём просёлком неведомо куда, и не хватает нашей компании осла да петуха.

4

Это был грот - уютная малогабаритная пещерка на вершине горы. Обрывистый склон её опоясывала бурная речушка с чистой быстрой и холодной водой. Спуститься к ней можно по узкой тропе, которую в народе называют козьей, змеившейся меж корявых сосенок и седых в трещинах скальных хрящей. Противоположная, более пологая сторона горы - царство мачтовых исполинов, сомкнувших кроны в поднебесье и обрекших подножие на вечный полумрак и прозябание. Тем не менее, густые заросли малины, акации и шиповника прижились и превратили реликтовый лес в непроходимые дебри. Сказочный привкус с намёком на «там чудеса, там леший бродит» придавал ядовито-зелёный ковёр из хвощей и папоротника. Последний, как известно, цветёт одну только ночь в году и указывает зарытые клады. На такого любителя отыскивать земные сокровища с помощью колдовских чар набрёл у подножия горы.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

Присматривал место для ночлега, как потянуло дымом. Потом увидел костёр и его разжигателя - мужчину лет шестидесяти, может с гаком, высокого, сухопарого, подвижного.
- Доброго здоровья доброму человеку.
Прикрывшись от огня рукой, незнакомец ощупал внимательным взглядом.
- И вам не кашлять.
Скованный нелюбезностью, мялся, не зная на что решиться.
- Да вы садитесь, садитесь. Зачем котёнка с собой таскаете?
- В лесу нашёл.
- Так несите домой.
- Нет дома.
- Это как?
Я присел, по-турецки скрестив ноги, снял Маркизу (это всё-таки была кошечка) с плеча и опустил на землю.
- Так получилось.
- Баба выгнала?
- Нет жены.
- Детям не люб?
- И детей нет.
- Может, и дома не было?
- Был - отняли.
- Бывает, - незнакомец окончил расспросы и протянул руку. - Скоробогатов Фадей Фадеич.
В котелке над костром закипела вода.
- Сейчас чайку попьём, - сказал Фадей и бросил в неё горсть заварки.
Маркиза, наигравшись собачьим хвостом, вскарабкалась на лежащего Саида и свернулась клубочком.
- Смотри-ка, - подивился новый знакомец, - какие они у вас дружные.
Подтянул рюкзак, порылся и извлёк галету, отломил половину, бросил.
- На, Тузик, Бобик, Шарик. Как тебя там?
Саид лишь потянул носом и чихнул от попавшей в ноздри травинки. Маркиза скатилась и зашипела, выгнув спинку, готовая броситься и растерзать желтевшую в темноте галету.
- С утра закормлены, - посетовал Фадей Фадеич и покосился на меня. - А вы как на счёт подкрепиться?
На мой отказ:
- Ну, тогда по чайку.
И угостил ароматным, приправленным лесными травами, кипятком.
- Из какого роду-племени, какого сословия? - интересовался Скоробогатов. - Как зовут-величают?
Я представился.
- Было время, ворочал капиталишком - потом всё прахом. Начинать сызнова, сил нет - подался в странники.
- Звучит, как «в беглые», - усмехнулся Фадей.
- Пусть будет, коли нравится, но не каторжанин.
- Да ты не бойся, не велик и я законник - в лесах счастье мыкаю.
Чай пили без сахара по очереди из одной кружки, но выдули весь котелок.
Ближе к полуночи Скоробогатов засобирался.
- Вы как, спать будете - палатка свободна - или у костра подежурите?
- А вы куда?
- На промысел. Полночь - самое время.
- Звучит по-каторжански. Можно мне с вами? А палатку сторожить пса оставим.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

Осторожно ступая, Фадей Фадеич светил фонариком под ноги. Движения как у сапёра на минном поле - настолько неторопливы - и я понял, промысел начался. Шёл следом, но как не силился понять…, решил спросить.
Шёпотом:
- Что промышляем?
- Тс-с-с. Следы подземных кладовых.
Скоробогатов опустился на колени, жестом поманил.
- Смотри. Видишь?
- Что это?
- Стебель папоротника. Он в полночь расцветает, если под ним таится самоцвет.
- Легенда?
- Быль.
И всего-то? Мне расхотелось шастать по ночному лесу.
- Я подожду вас у костра.
Луч фонаря упёрся мне в лицо.
- Что задумал?
- Совсем не то, о чём сейчас подумали. Неужто я похож на человека, которому нужны сокровища? Дайте вашу руку.
Несложными манипуляциями в мозговых извилинах убедил Скоробогатова, что мне можно доверять. Он только подивился:
- И никакого азарта? Ну, ты, блин, не мужик.
У палатки развёл костёр поярче, под голову Саида, на грудь Маркизу - прилёг ночь коротать. Быть может, где-то на степном раздолье она нарядна звёздами, и зори, как румяна, здесь же глухой колодец - лишь запах, шорохи и тьма. Но думается хорошо: о том, о сём, как жизнь изменчива, судьба не предсказуема - то морг, то свалка, то лесной костёр. Назавтра быть к чему готовым? Знать бы….
Вернулся охотник за сокровищами под утро весь мокрый от росы. Чертыхался, переодеваясь у костра:
- Ведьмин лес! Туманы тут и днём таятся, а ночью - дело гиблое.
Присел к огню, покосился на меня:
- Не спали?
Подтянул рюкзак, поковырялся в нём.
- Опа-на! - на ладони самоцвет в полмизинца отразил всполох пламени.
- Что это?
- Рубин. А здесь сапфир, - он протянул мне кварцевый страз величиной с кулак. - Если увидите.
Я не увидел.
- С помощью колдовского цвета нашли?
- Да где там - под корнями сваленной сосны. Тут этого богатства видимо-невидимо.
- Ну, так копали бы подряд.
- Копать нельзя - здесь заповедник.
- А под цветами можно?
- Ну, там я цапнул куш - и был таков.
- Гоняют?
- Гонять гоняют, но не догоняют. Пока - тьфу, тьфу.
Рассвет, заштриховав полутени, оконтурил округу. Фадей Фадеич сварил суп из рыбной консервы, приправил сухарями.
- Ешьте ложкой из котелка, а я прямо из чашки через край.
- Да вы не беспокойтесь: приучен организм мой без пищи обходиться. И у пушистых тоже.
- Ну, это вы бросьте, - Скоробогатов извлёк из чашки кусочек кильки, позвал Маркизу. - Кис-кис.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

Та выгнула дугою спинку, бочком-бочком ступая, приблизилась, осторожно понюхала подачку, потом фыркнула, царапнула Фадеичу мизинец и стремглав скрылась за Саидом.
- Вот, стервец! - добродушно выругался кладоискатель и кинул рыбёшку собаке.
Саид размазал её лапой по траве.
- Корми таких, - обиделся Скоробогатов.
- Чай ваш хорош, - я подлизался.
- С душицей. Только в чём его заварим - суп в котелке.
Потом нашёлся - перелил варево в чашку, всполоснул тару и, наполнив водой, подвесил над огнём.
- В обед сам съем, раз вы такой закормленный. А может быть, стесняетесь?
- Не поверили? Хотите, вас отныне навсегда лишу желания питаться?
- Это вы бросьте. Глисты в кишечник? Видал я одного такого, доходягу.
- Да нет, как раз в отличной форме будете - ни грамма жира, только кости, мышцы да кожный покров, через который питаться будете из окружающей среды. И никакого колдовства - фокус был известен одноклеточным задолго до появления сложных организмов. Но память наша генная его хранит - лишь стоит пробудить.
- Без дураков?
- Да вот же вам пример, - я кивнул на своих животных. - Дайте руки.
Фадей Фадеевич Скоробогатов - почётный геолог СССР, автор ряда монографий о минеральных богатствах Урала и Сибири, открыватель нескольких месторождений полезных ископаемых, одно из которых, никелевое, могло озолотить, если б соответствующие документы были вовремя и правильно оформлены. Я притушил горечь потерь, убрал меркантильную подоплёку из интереса к цветам папоротника, чтоб не обескураживали неудачи, и запрограммировал на терпимость к ближайшим родственникам, хлопнув дверью, от которых он ушёл весною «в поле».
- Ну, как вы себя чувствуете?
- Кажись нормально, - лесной старатель почесал чело. На глаза ему попалась чашка с варевом. - Теперь добро-то пропадёт.
- А вы съешьте - хуже не будет.
- Да вроде только что поел, - Скоробогатов взял чашку, ложку и приступил.
- И ягоды ешьте, в лесу найдёте, и орехи - всё усвоится. Вас теперь не будет мучить голод в отсутствии еды, и жажда, когда воды не будет. Болеть не станете - хоть в прорубе купайтесь, хоть босиком по снегу.
Кладоискатель доел уху, всполоснул чашку и снова в свой рюкзак за свои сокровища. Протянул рубин:
- Вот, возьмите.
Я отказался:
- Подарите снохе, или продайте и отдайте деньгами - купите себе покой на зиму.
Фадей Фадеич продолжал суетиться:
- Ночь не спал, а чувствую себя бодрячком, только в душе покоя нет - вот как-то, в должниках-то не привык….
Порылся в рюкзаке, почмокал недовольный, встрепенулся:
- Говорили, с квартирой напряжёнка - есть на примете. Конечно, не люкс в гостинице, но об эту пору можно жить. В стародавние времена даже зимой отшельники там обитались. А нынче разве только косолапый. Идёмте, покажу.
Скатали палатку, затушили костёр. Потом полдня едва пролазною тропой средь исполинских сосен сквозь заросли подлеска поднимались в гору. И вот она, вершина, и вот он, грот.
- Здесь много лет святоши обитали - один помрёт, другой припрётся. Молились, жили, а после бурь искали самоцветы под вывороченными корнями. Куда потом? Должно быть, в монастырь несли, а может, прятали. Я их искал, но не нашёл. Вам посчастливится - мне половину.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

Не буду фантазировать, как и какие силы создавали этот грот в скале, но не забыты стол и ложе, и даже табурет - скруглённый сталагмит. Вот что уж точно рук человеческих творение - над ложем крест в стене по православному шестиконечный. Хозяина тайги следов обетования я не нашёл.
- Откуда быль?
- Столкнулся с ним нос к носу вон там, шагах, наверно, тридцати.
- Кто убежал?
- Со мной ружьё, а он своё забыл в берлоге.
- Стрелял?
- Вверх, только для острастки. Потом пещеру обнаружил.
Грот мне понравилась, и спутникам моим - обнюхались в момент. Поблагодарил старателя, сказал, что остаюсь, но не спешил он уходить. Поставил рядышком палатку и натаскал валежника - костёр палили ночи напролёт, вели беседы за жизнь, за философию, за пацифизм. А днями ловили рыбу удочкой, варили в котелке уху.
- Таков инстинкт врождённый: и есть не хочется, а брюхо набиваешь, - ворчал геолог, варево мешая.
- Скорее летний отпуск - река, рыбалка. Как тут без ухи?
- Тебя гнус достаёт? И мне лишь только слышится - всё фокусы твои?
- Теперь твои. Ещё немало открытий чудных твой организм тебе готовит - устанешь удивляться. За миллионы лет, что длилась эволюция, багаж солидный припасён - вот где сокровища.
Уходил Фадей Фадеич налегке, оставив мне палатку, спальные принадлежности, котелок с треногой.
- По внучкам соскучился. Но если плохо примут, зимовать к тебе вернусь.
Грот не гроб - здесь веселее. Над головою солнце, облака, внизу река шумит на перекатах да бликами играет. Поют пернатые, а аромат сосновый…. словами не сказать. Когда ж гроза бушует над окрестностью, уютней места не сыскать.
С рассветом ложе покидал и вниз бежал тропою до мшелых по бокам и лысых сверху гольцов - гиппопотамов Лимпопо, приткнувших к берегу. С них прыгал в воду и скользил в её глубинах, нимало не заботясь о дыхании. Мог океан перенырнуть, а в тесных берегах лишь щук пугал, хватая за хвосты, да выдре корчил рожицы - смотри-ка, деловая.
И спал, и бегал, и ходил - всё нагишом. На третий день или четвёртый одежду снял и обувь, запрятал в дальний уголок. Поскольку чаще встретить можно здесь медведя - стесняться некого, а сменной одежонки нет, и до ближайшего универмага вёрст…. как бы ни соврать. А ветки с иглами, сучки сухие да роса буквально за неделю могли любой прикид в лохмотья превратить, а тело голое массажем лишь бодрили. Ступням приятней и полезней бегать по траве, хвое опавшей, шишкам и камням.
После пробежки и купания бродил средь вековых сосен. Они шумели в поднебесье густыми кронами, а будто песню пели о богатырской воле да подневольной доле. Чтоб вникнуть в смысл, прикладывался ухом к стволу в два-три обхвата и слушал гул, с небес передаваемых корнями в недра. Под ту симфонию лесную засыпал и ощущал себя частицею природы - такой же вечной и необходимой. Моё призвание - осмыслить всё, понять и объяснить. И в пользу обратить, пока не знаю для кого. Но счастлив был, и хотел того же для всех и вся.
Под вечер возвращался в грот. Налюбовавшись красками заката и всполохом костра, ложился спать под шёпот и миганье звёзд. А если дали заносила облачная хмарь, зарницы красили безрадостное небо и прочили грозу.
Проблемы были у меня.
От травмы черепной утратил силу зрения мой левый глаз. Причина в чём? Вошёл, увидел, исцелил. На радужную оболочку хренотень налипшую убрал. С фокусом как будто нелады - поправил. В зрачке сменил подзамутившуюся жидкость. Всё мысленно, всё силою ума. И заморгал мой левый глаз не хуже правого. В смысле, вернулось зрение до прежней остроты.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

Со слухом что? Как будто воспалён ушной канал - распух и затвердел, и пережал вестибулярный аппарат. Ну, это тоже поправимо. Тихонечко-тихонько, по клеточкам и даже на молекулы ту плотность рассосал душевными напрягами - и слух вернулся, а головы кружения ушли совсем.
Вот только ямка в черепе никак не поддавалась, и глаз Масяни врос, как тут и был. Что за напасть! Я и проникнуть в эту полость никак не мог, и суть её понять - как будто бы нужна, но для чего. Быть может, выпуклостью изнутри мне подпирала новые мозги, так изменившиеся после травмы? Отчаявшись, на том и успокоился. И Шивы третий глаз принял, хотя не видел им. Подумал, что кристалл, возможно, служит мне антенной для интерполяции души. Попробовал, и получилось - телепатическая связь с хвостатыми. И пёс Саид, и кошечка Маркиза от мысленного зова стремглав неслись ко мне.
Моим друзьям четвероногим жилось, скажу, не плохо. Саид в пробежках и прогулках сопровождал меня повсюду, но к гроту только возвратясь, Маркизе место уступал - та по пятам за мной, наскучавшись. На ложе ей место красное - подмышкой у меня, и на коленях у костра. Я говорил с ними, чтоб не забыть звук человеческого голоса - они внимали: мурлыкала Маркиза, пёс заливался лаем. Им невдомек, откуда, что и почему к ним привалило - просто наслаждались нечаянно дарованным и были благодарны.
Я ж терзался. Казалось, черепная травма вернула мне способности оптимизатора. И даже более того - седые грива и борода по грудь не старили меня ничуть. Ну, может, только внешне. А в организме день ото дня я ощущал омоложение - заряд на долгожительство (а может навсегда?). Не замечал и прежде за собой способностей к целительству и экстрасенству. Ну, Билли-то, тот мог, а мне откуда дар? От молотка? Я стал способен проникать в чужого мозга клетки, и даже более того - настраивать их и понимать. Такие вот приобретения.
Теперь потери. Я потерял потенцию - уж не влечёт меня любовных игр страсть, и женщина не кажется загадкой. Быть может, это плата за бессмертие? О чём-то о таком говаривал двойник мой Лёшка, арбузных семечек Мичурин. Либо ты множишься и умираешь, иль вечен, но бесплоден - таков природы приговор. Хотя суров - ведь можно было как-то извернуться и отношения сберечь (вы понимаете какие) без размножения. Тут, как ни бился, был бессилен. И смирился.
Шли дни, недели, лето пролетело.
Отголосили журавли в осеннем небе и клином подались на юг. Прощаясь, клялся, что дождусь! Печально и светло в природе, и на душе святая благодать. На крест смотрю, в стене долблёный - с тобой мне зимовать. Наверное, в постах, молитвах, чтении книг церковных быстрее время пролетает, но где мне веру взять, коль её нет?
В преддверье первых холодов пожаловал незваный гость. Вернее гостья - медведица, матёрая и на сносях. Маркиза первая учуяла и шмыг за мою спину, оскалившись, к ногам Саид прижался. Потом и я увидел - медвежью морду во входном проёме.
Заходи, будь гостьей и располагайся.
Шагнул навстречу, отправив мысленный позыв - меня не бойся. Ты зимовать явилась? Места хватит - засыпай, ложись. Сон твой обережём, здоровьишко поправим - я чувствую в тебе свинец. От браконьерской пули?
В ответ рычание.
- Ты гонишь нас? - я вслух сказал. - Напрасно, вместе веселее. И теплее, зима грозится лютой быть - смотри сколь ягоды в лесу.
На голос мой звериный рык.
- На битву вызываешь? А подобру никак? Ну что ж….
Напряг всю умственную мощь и чрез Масянин глаз сигнал направил - смирись иль уходи. Сумрак пещеры пронзил холодный луч. Гостья рыкнула надсадно, прочь подалась - смиренье ей не по нутру. А жаль - ведь мог немало сделать для неё и будущего медвежонка. Хотелось поутру попросить Саида отыскать следы, но передумал - к чему навязываться, раз был отвергнут. Найдёт себе берлогу - лес глухой.
Автор темы
santehlit
Всего сообщений: 1223
Зарегистрирован: 07.03.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Издать книгу

Сообщение santehlit »

А после выпал снег, ударили морозы - пришла зима. Запорошенный, заваленный и заметённый в уютном гроте я философствовал с собой наедине. Искал истоки мироздания, пронзая мыслью время и пространство, и память клеточную теребя до самого неорганического состояния. Считалось, что материя была всегда, но мне Венера говорила, что ей предтечею энергия была, но память то, увы, не сохранила. Или бессилен разум мой тех рубежей достичь?
Вводя рассудок в летаргическое состояние, я отдыхал, паря в дыму над Бородинским полем, или качался на вантах «Санта Марии» Христофора. Мне клеточная память показала, как падали от вражьих стрел спартанцы Леонида, как строил усыпальницу Хеопс, и как Адама Ева совратила (на театральной сцене французских королей). Гулял я по холмам, усеянным костями динозавров. Свидетелем был остывания Земли, когда из раскалённой плазмы сложился ком. Но что же было прежде? Был Хаос - мрак, оглушающая тишина и абсолютно не было движения. Так вот каков ты ноль отсчёта исторического бытия.
Рубеж достигнут, но нет ответа - откуда всё взялось? Кто-то толкнул или само зашевелилось?
Пришла весна.
Растаяли снега, и я возобновил пробежки по утрам, радуясь, что не сошёл с ума в бесплодных поисках начал начала. Казалось, жизнь моя сложилась, и дело времени все тайны мне постичь, но вот однажды, в преддверье лета….
Сбежал тропою вниз, встал на колени и зачерпнул в пригоршню речной воды. Как холодна, чиста, прозрачна! И как вкусна!
- Ой, смотрите, голый дед.
- Наверно, снежный человек.
- Как поживаешь, йети?
Я поднял голову. Двое парней и девушка на берегу за речкой рассматривали меня и торопились снять на киноплёнку. Туристы, надо думать - на природу выбрались, да забрались уж больно далеко. Счёл благоразумным в контакты не вступать, купанье отложить, и молча удалиться на вершину. Пошёл, а за спиной:
- Эй, стой, куда ты? Мы не желаем тебе зла.
- Скажи, ты, правда, снежный человек?
- Слабо его поймать?
- Какой же это йети - старик безумный искупаться вышел.
- Здесь нет жилья.
- А я и говорю, что чокнутый.
Поднявшись выше, увидел на противоположном берегу машину легковую, костёр, палатку, а вот людей там не было - наверное, пересекают реку и лезут в гору, преследуя меня. Ну, что ж….
Вернулся в грот, оделся и сел у входа поджидать, закон гостеприимства соблюсти - «добро пожаловать» сказать. Напрасно ждал - их не было тотчас, ни в полдень, ни в закатный час. Костёр палил до полуночи, чтоб знали, где меня найти. Но не явились….
Ночь минула. И с ней растаяли следы присутствия непрошеных гостей - авто, палатка и костёр.
Принял обычный повседневный вид, то есть лишил себя одежды, и потрусил тропою вниз. На повороте с обрывистой скалы, мельком взглянувши вниз, увидел девушку не в джинсах и штормовке, как вчера, а в купальнике на дне реки, под двухметровым слоем прозрачной как стекло воды.
Никак беда случилась?
Ускорил бег, добрался до гольцов и прыгнул в воду. Проплыл немного против струй течения и оказался под скалой над телом, что на дне реки. Нырнул, поднялся на поверхность с грузом, доставил на гольцы. У девушки пробита голова и ссадины в боках - сорвалась со скалы, бедняжка, преследуя меня. Но где ж твои друзья? Ответ напрашивался - убежали.
Поднялся в грот, уложил тело на палатку, присмотрелся…
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :D :wink: :o :P
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение